История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/
На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Новости

НОВОСТИ

БУДУЩЕЕ РОССИИ ОПРЕДЕЛИТ ДИОНИСИЙ


Архив


БУДУЩЕЕ РОССИИ ОПРЕДЕЛИТ ДИОНИСИЙ


Беседа с директором Музея фресок Дионисия М. С. Серебряковой


Марина Сергеевна, недавно в Москве услышала настоящую легенду о том, как вы, москвичка, отправились с родной Ордынки пешком в Ферапонтово. Каким был реальный первотолчок судьбы?


Я человек книжный, интересовалась всем еще в школе, посещала кружки и в планетарии, и в Историческом, и Пушкинском музеях. Но по воле обстоятельств после 7 класса оказалась в химическом политехникуме. Параллельно училась в школе, чтобы получить аттестат и поступить на исторический факультет МГУ. Но мои очень правильные родственники, мама и брат, сказали: раз государство тебя выучило, надо заниматься химией. Я не противилась, хотя душа моя жаждала заниматься историей.

И когда в 1968 году я оказалась здесь с первым моим мужем - художником, получившим заказ на год, мы подумали: проживем год в благословенной для художников стране Ферапонтово и уедем. Исполнение творческого заказа затянулось на какое-то время, и в 1972 году я стала первым сотрудником кирилловского музея, живущим в Ферапонтово. В минувшем году исполнилось тридцать лет моей работы здесь. Жили мы тогда за пять километров в деревне Дергаево, и я каждый день ходила сюда пешком на работу с Валентином Ивановичем Вьюшиным. А местом моей работы была библиотека в Доме культуры. Места другого не было, как не было ограды вокруг монастыря. Тропинка через Святые ворота вела в деревню ЕмишОво; за собором сразу тополиная роща, заросли крапивы. Так все тогда было. Когда в 1973 году муж засобирался уезжать в Москву, я разволновалась...


Недавно по радио услышала о том, что у библиотекарей и музейщиков самые маленькие зарплаты в стране, а живут они, согласно статистическим данным, дольше всех. Получается, лучше быть бедным и здоровым, чем богатым и больным. Я получала 75 рублей и поражалась, что могу заниматься тем, чего душа моя желала с юных лет. И за это удовольствие еще и деньги получать!


Помните свое первое впечатление от фресок?


Помню. Восторженного «ах!» не было. Я - технарь, химик, любитель живописи, жена художника, и воспринимала все спокойно. Мое самовоспитание было в служении мужу, мужчине, и в результате получилось так, что я и служу мужчине по имени Дионисий, и неважно, когда он жил. Для нас он живой. Помните Анастасию Ивановну Вьюшину, которая в 1998 году сказала: «Служила и служить буду Дионисию». Вот наш девиз, и, если хотите, жизненное кредо. Как видите, всё вышло чисто случайно.


Из тридцати лет вашего служения двадцать падает на советскую эпоху. Как атмосфера того времени сказалась на характере вашей жизни здесь?


Я с огромной благодарностью вспоминаю людей, которые стояли во главе тогдашнего райкома партии и райисполкома: это Анатолий Иванович Валюженич, Александр Иванович Притыченко - люди, к которым можно было прислониться, которые всегда оказывали поддержку. Я никогда не забуду отношение A. И. Валюженича к музею и ко мне. Он поддерживал, опекал меня. Когда Анатолий Иванович уехал учиться, меня вызвал второй секретарь райкома И. А. Шабанов и сказал: «Марина Сергеевна, мне поручили заботиться о вас». Я была тронута до глубины души. Мы привыкли в советское время плевать [на памятники культуры, связанные с религией], а я знаю, что здесь у нас были люди необычайно образованные, очень тонкие, прекрасно понимавшие, что находится в их ведении. Не всегда они могли, находясь в прокрустовом ложе жестких обязательств, с памятниками религиозного искусства обращаться так, как нам хотелось бы. Многие имена хотелось бы назвать: Л. П. Клепиковский, B. А. Грибанов, М. Ф. Сычев...


Помните советскую юмореску о девушке, которая «откликалась на разговоры о Ферапонтьевом монастыре». В то время это было культовое место, как говорят сейчас. К вам ехали и это было бессознательное богоискательство?


Мне не очень понятно, что такое богоискательство. Скорее, было понимание той духовной мощи, которую излучает этот памятник; то, что создано Господом Богом через Дионисия, человека, жившего на земле. И редко кто мог на это не отозваться. Этот памятник для всех, его язык понятен всем - не только людям искусства, но и простым, не очень образованным. Как слова «мама, папа». Просто не надо торопиться и искать какие-то слова. Это язык для сердца и души.


Как сказались кризисные для страны 90-е годы на памятнике?


Как там в этой поговорке: «не дай Бог жить во время перемен»? Очень мощный заряд нам дали предкризисные 80-е годы. Тогда после фактической утраты росписи Андрея Рублева в Успенском соборе во Владимире, после неумелой реставрации, вся общественность забурлила, и поэтому впервые в мировой практике было осуществлено такое чрезвычайно осторожное, вдумчивое, на серьезной научной основе исследование стенописи Дионисия. Покойный Сергей Сергеевич Подъяпольский заложил основы хранения памятника и дал импульс изучения температурно-влажностного режима. Реставраторы с 1986-1987 годов приезжали сюда и работали бесплатно, за свои деньги. Их энтузиазм, их отношение во многом определили судьбу памятника, и не случайно им была присуждена Государственная премия. Сложные были времена. Паники не было, было желание понять, каким образом мы можем существовать за счет собственного труда, за счет наших посетителей и входной платы. А входная плата - это пожертвования каждого гражданина на поддержание памятника и музея.


Думаете ли Вы о том, как вписать музей в нынешнее время?


Конечно, Дионисий какой был, такой и есть. Портальная роспись как была, так и не тронута. И даже побелка на паперти та же, что и сто лет назад. Если место заброшено, загажено, не ухожено, тогда налицо не созидание, а разрушение, и задача любого музея создать вокруг чистое поле, обстановку придыхания, чтобы человек, входя в Ферапонтово, где-то на подступах, испытал священный трепет. Если человек матом ругается, чтобы он забыл все эти слова; если плюется и курит беспрестанно - чтобы он бросил последний окурок на подходе, потому что это - святыня, излучающая свет.


Моя заветная мечта потихоньку осуществляется. Атмосфера вокруг памятника действует на людей. Помните, какой была наша территория? Тополя вырубили, благоустроили ее, теперь движемся к озеру, до моста дошли. И еще моя мечта - создать здесь полные условия для работы ученых, исследователей. Здесь должны быть компьютерная база, интернет, библиотека, депозитарий, фонд старопечатных книг. Без депозитария мы просто задыхаемся, потому что мы находимся в объемах шести памятников Ферапонтова монастыря, каждый из которых сам по себе требует отдельного показа, а не всовывания туда музейных экспозиций, хотя и без этого нельзя. Значит, где-то рядом должно быть здание, очень тактично спроектированное, в котором можно было бы хранить экспонаты и показывать разнообразные выставки, связанные со стенописью собора, где можно подготовить наших зрителей, чтобы в самом соборе уже не было никаких экскурсий. Там должно быть тихо, чтобы человек мог всё впитывать без всякого поводыря.


Среди ваших начинаний – школа Дионисия. Сколько лет она существует?


У меня уже четырехлетний опыт преподавания в ней. В ней занимаются местные, вологодские, московские, петербургские дети и студенты. Мы взаимодействуем с областным духовно-просветительским центром «Северная Фиваида». По определенному графику занятий знакомим детей с выразительным языком древнерусской архитектуры и живописи, с языком Дионисия.


Сколько у вас занимаются дети?


Первый курс - дней десять по договоренности. Смысл в соединении занятий с проживанием в условиях творческой дачи. И нам нужна эта творческая дача — здание, в котором можно было бы жить, питаться, работать в какой-либо творческой мастерской: иконописной, живописной, ремесленной.


А вам не хочется взять под школу Дионисия многострадальную и невостребованную по сию пору ферапонтовскую гостиницу?


Она рассчитана на тридцать мест, и для нас это оптимальный вариант. Ее можно было бы перестроить, чтобы жить, питаться и даже выставочный зал в ней открыть. Но если ее и передать музею, то только вместе со значительным денежным вложением, потому что ее нужно основательно переделывать.


Юбилейные акции в Кириллове и Ферапонтово для Вас прежде всего - сложная работа и серьезное профессиональное испытание. А что- то новое они Вам открыли?


Когда нам вручали Государственную премию, я попросила у Президента Б. Ельцина две минуты в нарушение регламента и сказала, что эта премия - первое государственное признание творчества Дионисия, награда за сохранение и исследование росписей.


Эта роспись, сохранившаяся чудом и пронесенная сквозь века, неслучайно дана нам в дар. Как чудо, как сверкающий кристалл. Она будет определять духовную жизнь России в третьем тысячелетии.


Чему учит человека шедевр Дионисия?


Святой Нил Сорский перед тем, как что-либо делать, брал Евангелие, и пока не находил подходящих случаю слов, не начинал дела. Да и во многих молитвах есть обращение: дай, Господи, выполнить волю Твою! Вот задача любого живущего на земле человека - гармонично войти в мир, в котором живешь. А нашего маленького разумка для этого не всегда хватает.


Дионисий дает эту заповедь: смирение прежде всего, а не величание, не гордыня. Смирение - быть с миром, ко всему подходить и не возлагать ничего на других. Делай свое дело с миром, отвечай сам за себя перед Богом...


...и будь как будет.


Да. Не навязывай никому свою волю, и, если тебе не будут навязывать свою, все как-то соединится и определится. Не надо никуда торопиться, не надо никого осуждать, потому что не всегда мы можем оценить ситуацию. У нас очень мирно складываются сейчас отношения с нашей православной общиной, она не очень велика. И музей всячески помогает, чтобы здесь `совершались богослужения. Мечтаю организовать при музее церковный отдел, как в Третьяковской галерее. У них священник состоит в штате музея, и такое соединение видится мне логичным.


Первый заместитель Губернатора И. Поздняков озвучил на празднике красивую перспективу: в области будет создана национальная программа развития вашего музейного комплекса. Можете обозначить ее конкретику?


Вместе с департаментом культуры мы уже подготовили проект этой программы. Инициатива поддержана М. М. Касьяновым и В. И. Матвиенко, и я уверена, что она будет развиваться. В программе разные направления: развитие самого музея, сохранение памятника, продолжение исследовательской работы, создание технических систем, способствующих его сохранению, развитие школы Дионисия как просветительского и научного центра. И, конечно, прежде всего, это расширение музея.


Не секрет, что все наши юбилеи - мощнейшие толкачи: какие бы проблемы ни встречались - под юбилей все решались. У вас есть уже череда грядущих юбилеев, по которым вы, как по большим ступеням, подниметесь в гарантированное будущее?


Вы как в воду глядите. Наши нынешние экспозиции ненарочные, не к дате: в Трапезной палате у нас комплекс, связанный с Дионисием на северной стене, а на восточной стене, примыкающей к нему, - комплекс, связанный с патриархом Никоном. Вот вам прямое указание, что будет следующим. Впереди у нас...


...мятежный патриарх.


Личность совершенно необыкновенная, место которой в истории страны очень осторожно определяют историки и политики. В 2005 году будет 400 лет Патриарху Никону, и мы хотим принять участие в конкретных музейных программах. Потом будет еще одна веха, 2009 год - это фактическая дата основания Ферапонтова монастыря. Первый храм был освящен у нас 8 сентября 1409 года, в день Рождества Богородицы. И последний в ряду юбилей впереди: 2013 год - 500 лет со дня обретения мощей преподобного Мартиниана. 20 октября 2013 года будет этот праздник.


Мы не виноваты, что все так складывается: 600-500-400 - снова 600 и снова 500. Значит, надо работать, работать и работать...


...учиться, учиться и учиться...


И учиться.


Беседовала Наталия Серова. Красный Север, 25 июня 2003 года


 

15.07.2018

НАЗАД

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group