История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

Инфо:

А. Контактная информация

Б. Личные сведения

В. Фото

На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Достопримечательности Фрески Дионисия Фрески Дионисия. Всероссийский проект Торжество православия в российской глубинке. Юрий Кублановский

ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ В РОССИЙСКОЙ ГЛУБИНКЕ. ЮРИЙ КУБЛАНОВСКИЙ


Есть в мире места несравненные, словно сфокусировавшие веру, мирочувствование, эстетику, поэтику народа в конкретном историческом времени – и на все времена. Побывав там, надеешься приехать туда опять, а уж мысленно или сердцем возвращаешься туда постоянно. И понимаешь, что там – помимо всего прочего – ещё и «закодирована» историческая судьба Отечества.

...Наследовавшая Византии средневековая Русь, возможно, именно в силу этого в циклах развития своего не совпадала с западноевропейским культурным движением. Сознание русского художника оставалось глубоко православным и тогда, когда мастера живописи на Западе решали уже светские художественные задачи, даже и в религиозных сюжетах. В XV–XVI столетиях там уже вовсю побеждали психологизм, прямая перспектива, даже натурализм. Художник же православный мыслил себя в категориях обратной перспективы, видел в центре мироздания Бога, чтил иконописный канон, духовные и творческие заветы своих великих предшественников. Одним словом, наше изобразительное церковное искусство являло собою в то время ни с чем не сравнимый религиозный и эстетический феномен. Мастерство и наивность, сила и хрупкость, художественный аристократизм и народность, простота и утончённость – эти, казалось бы, противоположные характеристики и значения органично уживались в отечественном искусстве. Оно создавалось не для наслаждения – для молитвы, но художественное качество его столь высоко, что обладает ещё и изобразительной самоценностью.

Не итальянская, не немецкая натуралистическая экспрессия – наш Дионисий (и его современники иконописцы) весь «другое и о другом» – это изобразительный апофеоз русской святости, как она сложилась в соответствии с заветами преподобного Сергия Радонежского.

Но для таких фресок, для такой стенописи, такого искусства необходим был «ковчег», конгениальное им пространство, в котором только они и могли явиться. Монастырь преподобного Ферапонта, посвящённый Рождеству Богородицы на нашем Северо-Западе, куда от обители преподобного Сергия вплоть до Беломорья волнами пошла русская святость, и стал таким «ковчегом» для Дионисия. Благодать этого края, не броской, но лиричной его природы почила на местоположении Ферапонтовского монастыря, на его не помпезной, но аскетично изящной архитектуре.

...Boт уже более четверти века бываю я в Ферапонтове. Знаю его и «белым на белом» – после отбушевавшей метели, под очищающимся от туч золотистым небом среди волнистых и высоких снегов. Или – июньские ферапонтовские луга с куриной слепотой, купавами и ромашками, а ниже – зыблющиеся сине-голубые озёра. Как тут не взять лодку и отплывать, отплывать, не слишком усердствуя вёслами, от монастыря на горке. А потом зимой закроешь глаза – и вся картина перед тобою: и церковные маковки, и конусы надвратных башенок, и медвежий загривок Цыпиной горы на горизонте.

В далёкие советские 70-е годы слушал я рассказы кирилловского старожила дяди Саши о расстреле игумена и игуменьи Кирилловского и Ферапонтовского монастырей Варсонофия и Серафимы. Привели их ещё затемно на кладбище, поставили у вырытой заранее ямы. «И тут, – рассказывал дядя Саша, – начала матушка-игуменья тушеваться. Тушуется и тушуется. А игумен ей говорит: не тушуйся, мать-игуменья, молись! А самого его пули не берут. Кончил молитву: вот теперь убивайте».

И в самых смелых мечтах не мог предположить я тогда, что доживу до канонизации священномученика Варсонофия (Лебедева) и преподобномученицы Серафимы (Сулимовой), что портретики их с биографиями на обороте будут продаваться за свечным ящиком в Ферапонтове. Св. Варсонофию – узнаю я из биографии на обороте открытки – было в пору кончины (2.IX/1918) 49 лет. Преп. Серафима была, оказывается, постарше, родилась в Устюжне в 1859-м.

Да можно ли было тогда помыслить, что снова будет в Ферапонтове «свечной ящик», что все мы своими ушами услышим над Рождественским монастырём колокольный звон, что оживёт там приходская (а в Кириллове и монастырская) жизнь. А вот случилось. Чудны дела твои, Господи!

...И вот в этом-то «ковчеге» веры и красоты, в Рождественском соборе его, стройном и основательном разом, и расписал «мудрый» Дионисий с сыновьями – причём в сказочно короткие сроки – стены, своды, столпы, купольное пространство, портал.

Я видел эти росписи, «дышал» ими, и когда они были под искристой изморозью, и под лучами проникавшего в узкие окна летнего солнца, и в пасмурную осеннюю мглу. Навсегда со мной золотисто-песочные, фисташковые, бледно-лазурные, вишнёвые и бордовые, благородно побледневшие от времени цветовые сочетания фресок Рождественского собора. И каждый раз, бывая там, вспоминая их, невозможно не поразиться. Талант – да, гений – да, художнические возможности – несравненные. Но главное: изобразительное чудодейственное исповедание веры православной, то, что, кажется, по определению не поддаётся изображению.

Явлено нам в озёрном, северно-русском, «комарином» краю зримое, длящееся в веках чудо. И ежели в суете мирской замаешься, усомнишься и «затушуешься» – спеши в Ферапонтово! Вера Дионисия укрепит тебя и поддержит.

...Кто из нас не задумывался: есть ли у «русской цивилизации» будущее, или в 1917-м она окончательно рухнула и уже не восстановима. А применительно к нашей теме: что такое фрески Дионисия – таинственный реликт навсегда канувшей в Лету культуры или то, что всё ещё актуально, и не только эстетически, но и духовно? Конечно, мимоходом, по-туристски искусство Дионисия не постичь. По себе знаю: приедешь в Ферапонтово, пройдёшь в собор Рождества Богородицы, постоишь, походишь, позадираешь голову, мысленно поахаешь и назад – в мир, в суету, со смутным чувством, что заглянул в запредельное. Просветительский проект Юрия Холдина «Свет фресок Дионисия – миру», который воплощается вот уже десятилетие, помогает осмыслить этот вопрос. Высоким уровнем своего творчества, замечательными работами фотохудожник и издатель даёт нам возможность «задержаться» в Ферапонтове, вновь и вновь «возвращаться» туда и по мере сил духовно и эстетически обживать православную вселенную Дионисия Мудрого.

Пока звонят колокола у Сергия Радонежского, в Кириллове, в Ферапонтове, на Соловках – по всем всё ещё необъятным весям России, хочется верить, что ферапонтовское «послание» Дионисия, чудом до нас дошедшее, чудом нам возвращённое, не только наше прошлое, но и залог чаемого всеми нами русского возрождения.


Юрий КУБЛАНОВСКИЙ, поэт, лауреат Литературной премии Александра Солженицына (2003)


Литературная Газета. № 40, 6-12 октября 2004 г.

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group