История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/
На главную Карта сайта Написать письмо

На главную История Новомученики Житие священномученика Варсонофия, епископа Кирилловского Часть 2 (Начало служения)

ЧАСТЬ 2 (НАЧАЛО СЛУЖЕНИЯ)

(с) Е.Стрельникова


ЖИТИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ВАРСОНОФИЯ

ЕПИСКОПА КИРИЛЛОВСКОГО


(продолжение)


Начало служения


Через несколько дней после пострига монаха Варсонофия рукоположили во иеродиакона, а вскоре во иеромонаха и назначили одним из миссионеров епархии. Отец Варсонофий, как стали его называть, числился в братии Антониева монастыря, однако свой монашеский подвиг он нес не столько в келье, сколько в самой гуще народа. Молодому миссионеру приходилось преодолевать огромные расстояния, объезжая обширную Новгородскую епархию. За ним были закреплены четыре уезда: Старорусский, Валдайский, Демянский и Крестецкий. Он проповедовал в глухих деревнях, удаленных от городов и дорог.

Отец Варсонофий выходил на путь самостоятельного проповедничества. Уроки, полученные в семинарии, многое дали юному миссионеру, но жизнь преподносила свои уроки. Каждая встреча требовала готовности и умения ориентироваться в данных обстоятельствах. Каждый раз надо было подбирать убедительные доводы в беседах и достойно выходить из сложнейших жизненных ситуаций. Отец Варсонофий обладал исключительным даром слова, он говорил горячо и убеждено. При этом никогда не позволял себе высмеивать народные предрассудки. Он так вел беседу, что у слушателей не возникало чувства обиды. Часто беседы проходили под открытым небом, иногда собиралось до 500 человек. Громкий и сильный голос, четкая дикция и ясность мыслей говорившего приковывали внимание слушателей.

Иеромонах Варсонофий проповедовал повсюду, где бывал: на постоялых дворах и станциях, в домах и на улице, в вагонах поездов и в аудиториях семинарии. Он начинал беседу с простым народом о житейских делах, а потом незаметно переходил на религиозную тему. Многих заблуждающихся и равнодушных он сумел вернуть к православной вере.

Спустя много лет один из его бывших одноклассников по семинарии вспоминал об отце Варсонофии: «Нужно было слышать его рассказы по возвращении из миссионерских поездок. Это было точное воспроизведение жизни с ее характерными штрихами. Даже обычный разговорный язык получал у него оттенок народной речи. Он научился говорить языком своих слушателей и слушательниц. В этом понимании души народной и любви к ней крылся секрет возраставшего уважения к миссионеру. Прекрасно изучив чин единоверческого служения, его напевы и произношение, отец Варсонофий привлекал к себе многих поклонников старой веры».

Старообрядцы очень уважали молодого миссионера, и сами приглашали его на беседы. В газете “Новгородские епархиальные ведомости” стали появляться статьи отца Варсонофия, рассказывающие о его встречах со старообрядцами. Эти материалы давали возможность использовать его опыт другим священникам, которые сталкивались с подобными трудностями на своих приходах.

В 1897 году в Новгород вернулся любимый учитель отца Варсонофия, архимандрит Димитрий (Сперовский). Он стал настоятелем Антониева монастыря и ректором семинарии. Пользуясь его советами и поддержкой, иеромонах Варсонофий совершенствовал свой проповеднический дар. Накопленный опыт он начал передавать другим, организовывая миссионерские курсы по уездам. На них проводились занятия с теми священниками и дьяконами, которые должны были вести эту работу на своих приходах.


Православное Палестинское общество


В 1898 году отец Варсонофий вступил в Православное Палестинское общество. Оно было создано в 1882 году и занималось помощью православным, находящимся на арабском Востоке, в тех местах, которые были связаны с земной жизнью Спасителя. Государь император Александр III взял общество под свое покровительство, разрешив именовать Императорским.

Общество оказывало помощь жителям Палестины, организовывало школы для детей, больницы. Кроме того, оно создавалось и для содействия паломникам, отправлявшимся из России поклониться православным святыням. Большинство их были людьми бедными. Имея твердую решимость побывать на Святой Земле, они претерпевали множество лишений и обид от арабов и иных греков-торговцев. Родной брат Государя Великий князь Сергей Александрович, посетив Палестину, принял горячее участие в организации паломнической службы. Он стал председателем Палестинского общества, и был им вплоть до своей гибели от руки революционера в 1906 году.

По всей России собирались пожертвования. Огромные суммы на покупку земли и строительство на ней храмов и монастырей жертвовала Царская Семья и члены Императорского Дома. В Палестине строились православные миссии, монастырские подворья, странноприимные дома. Кроме практической пользы, Палестинское общество имело еще научный интерес: проводились серьезные исследования, изучались и описывались святые места Востока, распространялись достоверные сведения о них, печатались путеводители и доступные народу книги и брошюры.

Палестинское общество не было похоже на западные туристические компании, которые были рассчитаны на зажиточных туристов. Русские паломники ехали не обозревать достопримечательности, а поклониться и помолиться на священной земле. Подчас они были и бедны, и необразованны, но общество именно для того и оказывало помощь нищей братии богомольцев, чтобы они достигли своей заветной цели. Для этого устраивались дешевые столовые, ночлег и простые удобства. Пожертвования шли на помощь недостаточным путешественникам. За счет общества обеспечивались проводники и охрана в пустыни, провоз багажа, а также лечение тех, кто заболел в походе.

В Новгородской епархии, как и по всей России, отделение Императорского Палестинского общества было открыто в 1893 году. Иеромонах Варсонофий тотчас включился в проведение чтений о Святой Земле с показом “туманных картинок” подобие диапозитивов в затемненном помещении. Чтения эти сопровождались выступлениями церковных хоров, раздачей бесплатных брошюр и листков с видами святых мест Палестины. Рассказы из Священной истории иллюстрировались изображениями святынь, дорогих сердцу каждого православного.

Выступая перед слушателями, отец Варсонофий рассказывал о том, что читал по книгам, что изучал в семинарии, что пережил с каждой строкой Святого Евангелия. Но сам он не бывал в этих местах. Горячим его желанием было самому пережить все то, что он так увлеченно излагал слушателям, помолиться на той земле, где ступали Господь с Пречистой Богородицей и апостолами.

Мечта его вскоре исполнилась, когда архимандрит Арсений (Стадницкий), который на короткое время был настоятелем новгородского Антониева монастыря, стал епископом Волоколамским и ректором Московской духовной Академии. Владыка Арсений задумал совершить со слушателями Академии и некоторыми ее профессорами путешествие в Святую Землю и взял с собой новгородского миссионера Варсонофия, которого хорошо знал, как горячего проповедника.


Паломничество на Восток


Еще, будучи студентом Киевской духовной Академии, епископ Арсений дважды совершил паломничество на Святую Гору Афонскую. И даже издал отдельной книгой свой путевой дневник. Но тогда будущему Владыке не удалось посетить Палестину. Теперь, в 1900 году, возглавляя Московскую духовную Академию, он счел возможным не только сам отправиться в эту страну, но и дать такую возможность профессорам и студентам. Желающих участвовать в этой поездке поначалу оказалось очень много, но когда приблизилось летнее время, число их поубавилось. Кто-то был стеснен в средствах, иные предпочли на каникулах поехать к родным. Путешествие предполагалось долгим и нелегким.

Взяв отпуск и получив благословение новгородского архиепископа, иеромонах Варсонофий отправился в путь. Необычность этого паломничества состояла в том, что группа была “академической” и что ее возглавляло высокое духовное лицо епископ Арсений. За всю историю существования Святой Земли немногие из русских архиереев ее посещали.

Еще зимой участники начали готовиться к поездке: изучали географические карты, читали путеводители, обсуждали возможные остановки, продумывали маршрут. Главной целью путешествия была Палестина, и не только Иудея, но и Галилея. Кроме Владыки Арсения, преподававшего в Академии Библейскую историю, поехали профессора Н.Ф. Каптерев и В.Н. Мышцын, к ним присоединился помощник инспектора академии иеромонах Анастасий (Грибановский). Пригласили и студентов разных курсов, в их числе студента-араба, уроженца Бейрута. Кроме отца Варсонофия, были два иеромонаха из Троице-Сергиевой лавры Гедеон и Смарагд, архидиакон Димитриан, доктор медицины В.К. Недзвецкий и один академический служитель Михаил Селезнев, уже бывавший в Палестине. Профессора вносили ученый интерес в поездку, а студенческая молодежь оживляла ее своей любознательностью и вниманием. То, что в группу входило духовенство, давало возможность повсюду на Востоке совершать чисто русское богослужение своими силами. На это было получено разрешение от патриарха Иерусалимского.

Отъезд назначили на 4 июня. К этому дню все участники прибыли в Одессу. Там предстояло пересесть на судно “Николай II”. Это был один из лучших пароходов Общества Пароходства и торговли, которое занималось перевозками пассажиров по Черному морю. Заграничные паспорта были приготовлены заранее.

На красивой одесской набережной собрались провожающие. Академическую группу до пристани сопровождали иноки подворья афонского Пантелеимонова монастыря. Подворья русских афонских монастырей в Одессе строились тоже для облегчения паломнических трудов. Но вот, наконец, капитан отдал приказ отчаливать. Заработала машина, зазвенели якорные цепи, отданы причалы, и пароход, лениво разворачиваясь, стал медленно отделяться от берега. Впереди дальнее плавание по Черному морю.


В Константинополе


Через два дня “Николай II”, пройдя Босфор, бросил якорь у берегов Константинополя. Среди турецких каиков к пароходу подплыли две лодки с монахами русских подворий, оповещенные о приезде академической группы, и перевезли всех на берег. Константинополь один из древнейших городов Европы, столица христианской Византии. Свое название город получил от имени императора Константина Великого. Славяне его величали Царьградом, а турки Стамбулом. Константинополь был завоеван и разрушен в XIV веке, но в нем и поныне сохранились некоторые христианские святыни.

Посещение Константинополя паломники начали с величественного Софийского собора, возведенного в VI веке императором Юстинианом. Храм был поистине непревзойденным по красоте и размерам, и хотя он уцелел, но был разграблен и превращен мусульманами в мечеть. Христиане всегда стремились сюда, потому что именно в этом храме побывали те десять мудрых мужей-русичей, которых послал Киевский князь Владимир и по совету которых князь объявил свою волю о выборе веры.

Согласно летописным известиям, эти мужи вошли в храм Святой Софии во время богослужения, и все происходившее в нем произвело на них столь сильное впечатление, что они сказали князю по возвращении: «не знаем, где мы были, на небе или на земле». После этого князь Владимир принял православную веру и крестил Святую Русь. За полторы тысячи лет существования храма под его сводами совершалось множество великих событий. В нем происходили коронования императоров и церковные соборы, здесь молилась наша русская княгиня Ольга. Несомненно, он имел решающее влияние на судьбы христианства на Руси.

Студентам Московской Академии было важно побывать и во Влахернской церкви, с которой началось празднование Покрова Божией Матери. К тому же академический храм в Лавре тоже был посвящен празднику Покрова Пресвятой Богородицы. Когда-то во Влахернской церкви славянин Андрей, Христа ради юродивый, показал своему ученику Епифанию чудо. Блаженный Андрей увидел Матерь Божию, стоящую в храме на воздухе и осеняющую всех молящихся своим покровом. С тех пор Покров Божией Матери стал большим праздником. Особенно торжественно его отмечали в русских храмах. Влахернская церковь оказала влияние и на судьбы русских князей. Когда киевские князья Аскольд и Дир стояли под стенами Царьграда, чтобы его разрушить, то по молитвам греков, опустивших в море икону Божией Матери, внезапно началась буря, разметавшая русские корабли. Увидев это чудо, Аскольд и Дир приняли христианство и были крещены.

Паломники побывали также в храме “Живоносного источника”. Сказание передает, что греческий император Лев Великий, будучи еще простым воином, гулял по роще, когда увидел слепого нищего, который просил у него пить. Не зная, чем утолить жажду слепца, Лев услышал небесный голос, который указал ему на источник. Вода оказалась чудодейственной. Нищий, напившись воды, прозрел. В воспоминание об этом чуде Лев, став императором, соорудил храм, назвав его “Живоносным источником”. Обозрение достопримечательностей города омрачалось впечатлениями от современного Стамбула. Невообразимый шум, создаваемый криками торговцев, грязь и множество собак неприятно дополнялись ночными концертами в кофейнях и питейных заведениях. Особенно тяжело в этом смысле приходилось русским монахам на подворьях, поскольку они были расположены в центре Стамбула.

Паломники нанесли визит Константинопольскому Патриарху, которого именуют Вселенским. Руководитель группы епископ Арсений преподнес Патриарху большую икону чеканной работы с образом преподобного Сергия Радонежского. Патриарх благоговейно приложился к иконе и, облобызавшись с Преосвященным Арсением, благословил каждого русского гостя и расспросил о путешествии. После беседы он предложил осмотреть зал заседаний и патриарший храм, где путешественники помолились вместе с греками.

Красивейшим пригородом Константинополя являются Принцевы острова среди голубых вод Мраморного моря. На одном из них острове Хáлки жил на покое Иерусалимский Патриарх Никодим. Там же находилась единственная высшая богословская школа, куда направились путешественники на пароходе. Школа готовила иерархов для всего православного греческого Востока. Дисциплина в ней была строгой, день начинался и заканчивался церковной службой, за ворота воспитанникам выходить не позволялось. Воспитанники должны были ходить в подрясниках и носить длинные волосы. Экзамены проходили в присутствии Патриарха, членов Синода и многих почетных лиц. В отличие от русских духовных школ обучение длилось 7 или 8 лет. По уставу дипломы об окончании курса выдавались лишь тем, кто имел священническое или монашеское звание. Некоторые из выпускников продолжали потом учебу в России в Московской Духовной Академии.

Большим утешением было посещение русской больницы и русской школы при ней. В русской больнице на излечении находились не только русские, в ней лечили и других больных: турок, армян, греков, евреев, болгар, черногорцев, сербов. При лечебнице была своя церковь во имя святителя Николая Чудотворца. Хор составляли монахи и школьники. После краткого молебна епископ Арсений сказал слово, припомнив, что 16 лет тому назад и он попал в эту больницу на излечение от лихорадки, которой заболел во время своего путешествия по Востоку. Учениками школы были преимущественно греки, несколько сербов, болгар и русских детей. Епископа Арсения попросили проэкзаменовать учеников по Закону Божию, русскому языку и арифметике. После испытаний Владыка одарил всех учеников иконками и крестиками, которые дети с радостью тут же надели на себя.

Всего четыре дня путешественники пробыли в Константинополе и 10-го июня уже отплывали на Афон. Отслужив напутственный молебен, они направились к пристани, где стоял пароход “Нахимов”. Провожать их вышли монахи подворий и сестры милосердия из русской больницы. Пароход отходил от берега, открывая панораму древнего Константинополя. Был канун воскресного дня. Вечернюю службу служили прямо на пароходе. Все пассажиры во главе с капитаном собрались на палубе. Турки-мусульмане с большим интересом следили за всем происходившим, и это производило на них особенное впечатление. Преосвященному Арсению сослужали профессора, пели академисты, к которым примкнули русские паломники. Несмотря на простоту обстановки, богослужение было торжественным и красивым.


Святая Гора Афон


Утром следующего дня пароход “Нахимов” остановился перед проливом Дарданеллы и стоял до тех пор, пока турецкая стража не привезла пропуск на проезд. Если бы корабль прошел, не дожидаясь, в него с берега стали бы стрелять. Об этом недвусмысленно напоминали направленные на пролив дула пушек. Но вот, наконец, пароход, обойдя Архипелаг, подошел к Афону.

По правилу, установленному на Афоне, никто из женщин не может ступить на эту землю, только монахи или паломники-мужчины. Женщины должны оставаться на судне. Так было и на сей раз. Пароход остановился напротив пристани Дафны, не подходя близко, потому что берега скалисты и небезопасны для судов. С берега тотчас подали лодки и паровой катер для Владыки. Паломницы остались на борту парохода. Оттуда они любовались дивной природой Афона и молились, взирая на православные храмы множества разноязыких монастырей.

Встреча русского Архиерея была необычайно торжественна. Весь монастырский берег заполнили монахи и богомольцы. Когда катер подходил к берегу, с колокольни русского Пантелеимонова монастыря раздался радостный звон, навстречу вышел наместник с крестом. Он приветствовал епископа краткой речью, в которой отметил, что для русской обители, находящейся под турецким владычеством, приезд “своего Архиерея” великое торжество, так как только третий русский архиерей ступает на землю Афонскую.

Под пение монахов процессия двинулась в церковь великомученика Пантелеимона, чье имя носит и сам монастырь. Приложившись к иконам и святыням, Владыка обратился к насельникам с приветствием и словом поучения. Он отметил, как дорог Афон всем православным, потому что является рассадником подвижничества. Здесь монахи принимают на себя труд великих подвигов, непрестанной денно-нощной молитвы к Богу: пустынники и отшельники, молчальники и затворники, столпники все они учат мир своим примером и живой верой.

Святая Гора Афонская место особенное, это второй удел Божией Матери. По церковному преданию, когда апостолы кинули жребий, кому какая страна достанется для евангельской проповеди, Божия Матерь тоже захотела послужить делу благовестия. Ей досталась в удел Иверия Грузия. Но прежде Богородица по зову Лазаря, воскрешенного Иисусом Христом, отправилась на остров Кипр. Друг Христов Лазарь усердно желал видеть Матерь Божию и прислал за Нею корабль. Но на море подул сильный ветер, направив судно в другую сторону, и прибил его к пристани Горы Афонской.

С этого времени на Афоне, где жили язычники, поклоняясь идолам, начало возвещаться слово Божие, и народ, уверовав, крестился. Богородица благословила это место и обещала быть ему заступницей перед Богом. Она сказала, что не оскудеет эта земля, но будет в изобилии давать плоды. Прошли века, на Афоне появились монастыри. Грамотами греческих императоров Святая Гора стала местом, где до сего дня живут только монахи. После завоевания Константинополя земля Афона стала принадлежать Турции, однако уклад ее обитателей остался прежним. Это страна православных монастырей: греческих, русских, болгарских, румынских, сербских, грузинских. И хотя у каждого монастыря есть свой игумен или настоятель обители, Матерь Божию считают Игуменией всей Горы Афонской.

Природа Афона необычайно живописна и красочна. Сады полны лимонных, апельсиновых, оливковых и других плодовых деревьев, цветут олеандры и множество необычных растений. Здесь несколько русских обителей. Главный монастырь Пантелеимонов, или Руссик, как его называют святогорцы. Неизвестно точно, когда на Афоне появились первые русские иноки, но в XII веке они уже просили разрешения основать свой монастырь. Русские монахи живут и в других монастырях, например, в сербском, болгарском, греческом.

Приезд на Афон академической группы был вызван желанием Владыки Арсения участвовать в освящении нового храма в русском Андреевском скиту и закладкой новой церкви в Ильинском скиту. До этих событий оставалось время, и паломники решили побывать на вершине Горы. В числе тех, кто совершал восхождение, был иеромонах Варсонофий. Начали шествие бодро, но с каждым шагом становилось тяжелее дышать. Все круче и каменистее становилась дорога. До захода солнца путники дошли до кельи святого Георгия и там переночевали. В 4 часа утра, до жары, на мулах они отправились дальше, почти по отвесной горе. Мулы осторожно двигались вперед, пробуя копытами камни прежде, чем ступить, иногда они шли по самому краю пропасти, прижимаясь боком к скале.

К 8 часам утра паломники достигли вершины. Она представляла собой заостренную мраморную скалу с маленькой выровненной площадкой, половину которой занимала небольшая церковь Преображения Господня. С большим воодушевлением монахи вместе с отцом Варсонофием совершили в “заоблачном” храме богослужение. После службы некоторое время все любовались открывающейся панорамой. Внизу плыли облака, вдали за Афоном виднелась снежная вершина Олимпа, а с другой стороны бесконечная даль голубого моря, сливающегося с таким же лазурным небом. У края площадки разверзалась бездонная пропасть.

Напившись воды из источника, находившегося рядом с церковью, путешественники начали спуск. Он оказался не менее трудным, чем подъем. Ноги скользили по камням, которые с грохотом летели вниз. Снова прибегли к помощи мулов. Шли несколько часов, пока не достигли самого большого и древнего греческого монастыря Лавры святого Афанасия, где и заночевали. Утром путники отправились в болгарский монастырь Зограф, там их ожидал Епископ Арсений. “Зограф” в переводе на русский язык означает “живописец”. Название это связано с происхождением одной из чудотворных икон великомученика Георгия, которая, по преданию, написалась сама собой.

Из Зографа русские гости направились во второй по величине и значению монастырь Святой Горы Ватопед, основателем которого считают Константина Великого. Осмотрев храм и приложившись к святыням, они посетили богатейшую монастырскую библиотеку, где с большим вниманием рассматривали древние рукописи. Отцу Варсонофию интересно было сравнить древности Афона с новгородскими древностями. Отдохнув, паломники простились с радушными хозяевами-греками и на лодке отправились к монастырю Пантократор, а оттуда двинулись на мулах в русский Ильинский скит.


Торжества на Афоне


Приближался день, назначенный для освящения вновь построенного храма в русском Андреевском скиту. Накануне этого события Владыкой Арсением в присутствии русского посла из Константинополя было совершено освящение закладки церкви в Ильинском скиту. Сослужал епископу отец Варсонофий. Затем все проследовали в Андреевский скит на богослужение, которое длилось, по афонскому обычаю, всю ночь с 9 часов вечера до 5 часов утра.

Новая церковь посвящалась апостолу Андрею Первозванному, которому в удел для проповеди досталась русская земля. Апостол прошел от Херсонеса до Киевских гор и будущего Новгорода, и там, где он побывал, появлялись первые христиане. Храм по величине, красоте и богатству, получился одним из лучших среди храмов Святой Горы. Он был отделан местным белым и серым мрамором. Церковь венчалась восемью позолоченными куполами. Высокая колокольня имела кроме колоколов часы с курантами.

Торжество освящения началось в 7 часов утра, когда раздался благовест для крестного хода. Впереди шли хоругвеносцы, за ними в белых блестящих облачениях шествовали священнослужители, числом до 120 человек. Ряды их замыкали два архипастыря епископ Арсений и находившийся на покое Константинопольский патриарх Иоаким III. На торжествах присутствовали члены посольства и 10 представителей Священного Протата верховного правления всех афонских монастырей.

Обхождение вокруг нового храма совершалось трижды, с остановками у западных дверей, где народ осеняли святыми мощами, и где читалось Евангелие. Мощи в ковчеге на своих главах поочередно несли Патриарх, епископ Арсений и настоятель скита архимандрит Иосиф. После освящения храма собор священников, возглавляемый архиереями, совершил Божественную литургию. После богослужения гостеприимная братия потчевала гостей обильной праздничной трапезой.

Приближался час прощания с Афоном. Ожидался пароход “Лазарев”, с которого у пролива Дарданеллы предстояло пересесть на “Цесаревича”, чтобы отправиться в Палестину. Перед отплытием адмирал А.А. Бирилёв пригласил Владыку Арсения со спутниками осмотреть свое судно. Адмирал прибыл на Афон по случаю праздника в Андреевском скиту на эскадренном броненосце “Александр II” в сопровождении нескольких военных судов. Освящение нового храма и величественная процессия монахов произвели столь сильное впечатление на адмирала, что ему не хотелось расставаться с праздничным и молитвенным настроением.

От броненосца отошел катер и забрал с берега Владыку со всей группой. Когда гости поднялись на палубу огромного судна, адмирал скомандовал “на молитву” и над броненосцем взвился молитвенный флаг. Пока матросы собирались, гости осмотрели гигант-броненосец. После молебна в пароходной церкви, где академисты пели вместе с матросами, катер повез гостей к пароходу, готовящемуся к отплытию. А на броненосце тем временем слышались звуки военного марша “Коль славен”. Затем раздалось 13 выстрелов, которыми адмирал по морскому уставу чествовал Преосвященного Арсения как “3-го флагмана русской армии”. Им вторили залпы других кораблей. Афон заволокло облаком порохового дыма от салютов. Внушительное и необычное было зрелище для страны монастырей!


По Средиземному морю


Утром следующего дня, попрощавшись с любезным капитаном “Лазарева”, путешественники на шлюпках переправились на пароход “Цесаревич”, идущий в Яффу. Плыли 5 дней. Проходя мимо берегов Греции, вспоминали события интереснейшей истории Эллады, ее поэтических и мифологических героев. По пути пароход останавливался у некоторых островов для разгрузки. Когда-то богатые и шумные торговые греческие города стали малочисленными и похожими друг на друга. Пароход шел, лавируя между островами Архипелага.

За островом Родос открылось безбрежное водное пространство. Паломников на судне было мало, так как сезон для них (от Рождества до Пасхи) уже кончился. Больше всего было арабов, турок и греков. Кто-то из них ехал по торговым делам, кто-то в Мекку поклониться священному камню, который почитается всеми мусульманами. К русским турки относились просто и добродушно. Когда начался молебен, они с благожелательным интересом смотрели на происходящее.

21 июня показался Сирийский берег и окаймляющие его Ливанские горы. Остановились у города Триполи. Остановка парохода длилась 6 часов. За это время паломники высадились на берег и посетили Трипольского митрополита Григория, который был настолько прост в общении и непритязателен в быту, что очень удивил русских гостей. Его дачей оказался небольшой каменный домик без сада с крошечной гостиной, куда гости с трудом поместились. Притом, само здание митрополит пожертвовал для школы, а сам жил у своего знакомого. А поскольку начались каникулы, то он вернулся на время в свой домик.

Владыка Григорий вызвался сопровождать русскую группу, которая посетила два православных арабских храма и русскую школу, открытую Палестинским обществом для арабских детей. Толпа детей тотчас окружила гостей, дети наперебой показывали, как они умеют говорить по-русски. Кто-то запевал “Спаси, Господи, люди Твоя” и “Боже, Царя храни”. С митрополитом дети вели себя очень свободно. Вообще обращала на себя внимание какая-то особенная простота отношений православных арабов между собой и ко всем без различия.

Прощание с Владыкой Григорием было очень трогательным. Он был счастлив встретиться с русским архиереем и много говорил о том, как в среде мусульманского Востока им важна поддержка России. Со своей стороны, русские путешественники видели, сколь большое дело поднимало Палестинское общество, поддерживая православных в Сирии.

В 11 часов вечера пароход снялся с якоря и направился к Бейруту. В Бейруте, в отличие от Стамбула, женщины ходили с непокрытыми лицами. Это объяснялось тем, что большинство арабов в городе христиане. Здесь путешественники также побывали в школах Палестинского общества и также порадовались результатам деятельности общества. Паломникам показали место, где когда-то великомученик Георгий Победоносец явился царской дочери, выведенной на съедение змею. Однако там, где совершилось это чудесное избавление царской дочери, мусульмане впоследствии построили мечеть.


Путь в Иерусалим


В Яффу гавань Святой Земли путешественники прибыли 23 июня. Академическая группа с корабля отправилась в русский странноприимный дом, расположенный за городом под сенью чудного сада. В этом приюте они побывали в церкви святого Петра, а потом прошли по саду к пещере, в которой, по преданию, апостол Петр воскресил вдову Тавифу. В тот же день они отправились на железнодорожный вокзал, чтобы следовать в Иерусалим. Путешественники ехали в сопровождении проводника Палестинского общества, опытного и по-своему знаменитого Марко Джудича. По происхождению он был черногорцем, знал шесть языков и бывал полезен паломникам всех национальностей и во всех обстоятельствах: был и гидом, и стражем, и другом. По дороге он рассказывал паломникам о достопримечательностях проезжаемых мест.

Тропические сады и рощи, окружавшие Яффу, сменились зелеными долинами, а затем, когда поезд вошел в пределы Иудейских гор, пейзаж принял однообразный и суровый вид каменистой пустыни. Состав огибал непроходимые горы Иудейской пустыни, где селения встречались крайне редко. Видимо, из-за безлюдности в горах нередко встречались разбойники, нападавшие на паломников. Поезд шел медленно, с трудом поднимаясь в гору. На каждой станции он останавливался, запасаясь торфом и водой. Солнце скрылось за горами, когда за 4 версты до Иерусалима поезд неожиданно остановился. Сначала этому не придали значения и терпеливо ждали, когда он двинется. Но когда стало известно, что произошла неисправность в паровозе, а запасной остался в Яффе, решили дальше пойти пешком, как и надлежало входить в Святой город.

Двигались по шпалам. Шествие открывал Владыка Арсений, за ним шли остальные его спутники, следом вереницей тянулись паломники с котомками за плечами. По городу быстро разнеслись преувеличенные слухи о несчастье на железной дороге, и навстречу Преосвященному поспешили русские люди, жившие в Иерусалиме. Тут же на путях Владыку приветствовали депутации от Патриарха Иерусалимского и от консульства, предложившие свои экипажи для дальнейшего следования в город.

При въезде в город произошла встреча с самим Патриархом Дамианом, который приветствовал русского Архиерея с благополучным прибытием во Святой град, благословил всех и распорядился, чтобы несмотря на поздний час, гостям был открыт для поклонения доступ ко Гробу Господню. По иерусалимскому обычаю, группу сопровождали кавáсы турецкая охрана. Они шли, торжественно постукивая по каменной мостовой своими тяжелыми булавами. Наконец, паломники оказались под темными сводами величественного храма Воскресения Христова, где находится священная пещера Гроба Господня.

Нельзя передать словами тот священный трепет и благоговение, которые испытывают христиане, лобызая святыни этого храма. Минуты эти остаются незабываемыми до конца жизни!


Подолжение. Часть 3

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group