История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

Инфо:

А. Контактная информация

Б. Личные сведения

В. Фото

На главную Карта сайта Написать письмо

На главную История Новомученики Житие священномученика Варсонофия, епископа Кирилловского Часть 4 (Миссионер-проповедник)

ЧАСТЬ 4 (МИССИОНЕР-ПРОПОВЕДНИК)

(с) Е.Стрельникова


ЖИТИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ВАРСОНОФИЯ

ЕПИСКОПА КИРИЛЛОВСКОГО


(продолжение)


Возвращение в Одессу


Обратный путь к родным берегам был уже знаком. Город Бейрут миновали без остановки, в Триполи вновь встретились с радушным митрополитом Григорием, который заинтересованно расспрашивал Преосвященного Арсения о восточных впечатлениях. Плавание по Средиземному морю, Архипелагу и Мраморному морю до самого Константинополя совершено было без приключений. Несмотря на однообразие водного пути, скуки никто не испытывал, проводя время в чтении, беседах и воспоминаниях о путешествии. Значительное оживление вносили русские учительницы Палестинского общества, которые ехали в Россию на каникулы. Из бесед с ними студенты вынесли много поучительного, проникаясь глубоким уважением к самоотверженным труженицам, несущим свет просвещения на далекой чужбине.

23 июля “Нахимов” стал на якоре у Константинополя. Пароход должен был отплывать через два дня, и академическая группа отправилась на знакомое подворье, чтобы отслужить благодарственный молебен о счастливом путешествии и благополучном возвращении. Храм был переполнен братьями-славянами и греками. Тотчас по входе Епископа Арсения началась Литургия.

Накануне отплытия парохода на палубу явился первый драгоман (переводчик) турецкого посольства П.В. Максимов и вручил Преосвященному Арсению пожалованный ему турецким султаном орден “в знак покровительства Его Величества православным”. Паломники прощались со столицей древней Византии Константинополем, переименованным в турецкий Стамбул.

27 июля рано утром “Нахимов” тихо причалил к родному одесскому берегу. Радостное возвращение оттеняла легкая грусть из-за разлуки с дорогой сердцу православного человека Святой Землей. В Одессу прибыли как раз в праздник великомученика Пантелеимона и отправились на подворье афонского Пантелеимонова монастыря. Здесь еще не так давно паломники предваряли свою поездку молитвой, молитвой теперь и заключали.


Миссионер-проповедник


Вернувшись в Великий Новгород, отец Варсонофий вошел в состав комиссии по организации чтений о Святой Земле. Через много лет, вспоминая путешествие в Палестину, он говорил о своем особенно трепетном отношении к “стране священных воспоминаний”, посещение которой стало одной из самых ярких и светлых страниц его жизни. С рассказами о путешествии он часто выступал перед многочисленными слушателями в Новгороде и уездах. Это была любимая тема его миссионерских бесед.

Иеромонах Варсонофий был одним из наиболее талантливых сотрудников епархиального Братства Святой Софии, которое было учреждено еще в 1866 году. В состав Братства приглашались все желающие православного вероисповедания. Членство делилось на несколько разрядов: учредители, почетные члены, братчики и сотрудники. Своей задачей Братство ставило поддержание церковно-приходских школ, организацию магазинов книг нравственно-религиозного содержания, проведение публичных собеседований о предметах веры, учреждение миссионерской библиотеки и содействие в строительстве новых церквей в местностях, зараженных расколом.

Одним из результатов миссионерских трудов отца Варсонофия стало уменьшение раскольнических скитов и увеличение в епархии числа единоверческих храмов. Он и сам часто служил в таких храмах по древнему чину, со знанием всех особенностей старообрядческого богослужения, чем снискал к себе особенное уважение верующих. После одной из таких служб к единоверию присоединилось сразу полтораста человек во главе с начетчиком.

В своих проповедях отец Варсонофий стремился пробудить у верующих желание самим убедиться в истинности православного вероучения. Так, после одного из собеседований несколько крестьян специально пришли в Антониев монастырь, чтобы своими глазами увидеть новгородские древности и убедиться в том, что расхождений с их верой нет. Миссионер Варсонофий повел ходоков в библиотеку и ризницу обители, где хранились древности со времен основателя монастыря. Крестьяне внимательно рассматривали эмалевые образки, принадлежавшие преподобному Антонию Римлянину, старинные кресты, иконы. Потом они пошли в другие монастыри и церкви Новгорода и могли видеть, что старина также дорога официальной Церкви, как и им самим. Из Новгорода они уже возвращались домой с другими думами и чувствами, писал очевидец. В 1904 году отец Варсонофий участвовал в освящении единоверческой Виджинской церкви в Старорусском уезде. Поздравляя новых прихожан, он сказал:

– Вы воссоединяетесь со святой Православной Восточной Церковью на правах единоверия, то есть, соблюдая в неприкосновенности некоторые церковные обычаи и обряды. Да не смущается сердце ваше! Это несущественное различие. Оно всегда бывало в Церкви, но никогда не давало права нарушать из-за него церковный мир и общение. Да будет так и у вас, братья единоверные! Креститесь, как внушает вам ваша собственная совесть двуперстно! Ходите посолонь, как вы привыкли и желаете ходить! Читайте молитвы и пойте священные песнопения, как привыкло к ним ваше ухо! Но только помните, что все это хорошо и спасительно лишь в соединении со Святой Христовой Вселенской Церковью!

Отец Варсонофий неоднократно обращался в Новгородское церковно-археологическое общество, членом которого стал в 1913 году, с просьбой о передаче старинных икон и книг открывавшимся единоверческим храмам. Старообрядцы болезненно относились к поздним иконам, написанным в реалистической манере, они признавали только древнее письмо. Заботами миссионера при некоторых из этих храмов строились церковно-приходские школы для детей единоверцев. Так появилась возможность давать им образование. Особую тревогу в Новгородской епархии вызывали сектанты-пашковцы, названные так по имени своего родоначальника, отставного полковника В.А. Пашкова. Пашковцы отвергали святые таинства и церковную иерархию, не почитали святых и иконы. В “Новгородских епархиальных ведомостях” неоднократно появлялись статьи миссионера Варсонофия, в которых он на основании текстов Священного Писания, исторических данных и здравого смысла раскрывал неправоту новых учений. Им было выпущено также несколько отдельных брошюр и книг на эту тему. Одна из книг отца Варсонофия “Беседы с новгородскими сектантами-пашковцами-баптистами” получила высокую оценку Владыки Арсения (Стадницкого), ставшего в 1910 году архиепископом Новгородским.

Но не всегда встречи проходили удачно. Например, отцом Варсонофием был описан случай, когда он стал свидетелем собрания, устроенного приехавшим из Санкт-Петербурга сектантом-пашковцем Степаном Матвеевым. Собралось 13 человек, которые вместо молитвы пропели какие-то стихи и дали слово приехавшему пашковцу. Тот стал убеждать слушателей, что священство вообще не нужно, что спасаться легко: достаточно верить в Бога и этим уже будешь спасен. В конце вечера все опустились на колени, а Матвеев стал благодарить Господа за то, что они, пашковцы, не такие, как все. Потом собравшиеся начали славить своего проповедника и снова петь стихи. Терпеливо дожидался отец Варсонофий окончания собрания, а в конце попросил слова. Но проповедник запротестовал. И хотя слушатели не одобрили этого, потому что знали миссионера и доверяли ему, но выступить ему так и не дали.

6 мая 1902 года иеромонах Варсонофий за свою миссионерскую деятельность был награжден наперсным крестом, выдаваемым от Священного Синода, а в январе 1909 года “утвержден в должности епархиального миссионера-проповедника, с возведением, во внимание к продолжительной и усердной службе на поприще миссионерской деятельности, в сан архимандрита”.

Отец Варсонофий не только учил других, но и сам продолжал учиться у опытных миссионеров. С этой целью он принимал участие во Всероссийских миссионерских съездах. В 1897 году его направили на миссионерский съезд в Казань, в 1908 году в Киев, в 1912 году в Петербург. Сами старообрядцы пригласили отца Варсонофия на свой первый Всероссийский Поморский съезд, проходивший в 1909 году в Москве. Участие в нем очень многое дало миссионеру, и, кроме того, свидетельствовало о его большом авторитете в среде старообрядцев.


Снова у “Забудущих родителей”


Не только проповеди и беседы занимали миссионера Варсонофия. Душа его жаждала и практических действий на благо Святой Церкви. Вновь и вновь он возвращался памятью к “дедушке Петрушеньке”, который хотел возвести на кладбище “Забудущие родители” церковь во имя великомученицы Параскевы Пятницы. Отец Варсонофий горячо взялся помочь делу. Он чтил это святое место с детства, как и память старца Петруши.

К 1906 году оформление бумаг было улажено, отец Варсонофий вошел в строительный комитет. Земля урочища стала относиться к новгородскому монастырю преподобного Антония Римлянина. Первый молебен на месте будущего храма был отслужен на Святках после Рождества. Служил настоятель монастыря Сергий (Титов) и иеромонах Варсонофий, который затем в октябре совершил закладку храма. На это событие собралось множество народа. Окрестные жители, которые после смерти Петруши начинали хлопоты о том, чтобы “на земле дедушки” возвели церковь, взялись помогать и в постройке деревянного храма. Крестьяне возили бревна, корили их и помогали, кто чем мог.

Церковь построили быстро. Вскоре написали большую икону святой, из Антониева монастыря ее перевезли в город Боровичи, а затем понесли на руках от села Старухина родины отца Варсонофия к “Забудущим”. В икону был вложен крест-мощевик с частицей мощей великомученицы Параскевы. Храм освятили 15 сентября 1907 года. Чин освящения и первое богослужение совершали настоятель Антониева монастыря с сонмом духовенства. Среди священников был отец Варсонофий и его старший брат иерей Иаков Лебедев.

Через несколько лет после постройки деревянной церкви возвели и каменную, во имя Антония Римлянина. Скит “Забудущие родители” стал вскоре небольшой монашеской обителью. В число насельников вошел младший брат отца Варсонофия Алексей Лебедев, который постригся в монашество с именем Арсений. Позже, в 1937 году, во время массовых гонений на Церковь, он погиб от рук карателей.


Новгородский Владыка Арсений


10 сентября 1910 года архиепископом Новгородским стал владыка Арсений. В миру Авксентий Георгиевич Стадницкий был по национальности молдаванином, родился в 1862 году в семье бедного бессарабского священника. Окончил Кишиневскую духовную семинарию и Киевскую Духовную Академию. Владыка Арсений хорошо знал духовенство Новгородской епархии. В 1897 году он начинал здесь трудиться в качестве ректора семинарии и настоятеля Антониева монастыря, а теперь вернулся сюда уже архиереем. Среди священников епархии было много его учеников выпускников семинарии.

Редкий архипастырь мог соперничать с ним по кругозору и работоспособности. По природе великодушный и самоотверженный, он был взыскательным начальником, а когда надо, то непреклонным и суровым. Авторитет архиепископа Арсения был столь высок, что он стал одним из самых уважаемых иерархов Русской Православной Церкви и был назван на Поместном Соборе 1917-1918 годов одним из трех кандидатов в Патриархи.

Владыка Арсений высоко ценил миссионерскую деятельность отца Варсонофия в среде старообрядцев, что можно видеть из его речи во время хиротонии епископа Варсонофия. Вручая ему архипастырский жезл, архиепископ Арсений сказал:

– Такая благовестническая деятельность снискала тебе уважение со стороны твоих “противников”, которые лично и письменно неоднократно приглашали тебя на беседы о вере, об истинной Церкви и о других вопросах, касающихся спасения. И ты с любовью откликался на их зов, невзирая ни на дальность пути, ни на трудности путешествия по дебрям и болотам обширной нашей Новгородской епархии. С каким, бывало, воодушевлением ты делился со мною впечатлениями по возвращении из этих миссионерских путешествий, несмотря на свою усталость. Не всегда они были радостны, но ты не падал духом, а еще с большей ревностью продолжал свое дело благовестия.

Деятельность миссионера-проповедника не раз отмечалась священноначалием. В 1912 году отца Варсонофия наградили орденом Святой Анны II степени, а через четыре года орденом Святого Владимира IV степени.


Посещение “Великой Матушки”


Летом 1911 года Новгород посетила “Великая Матушка”, основательница Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве. “Великой Матушкой” называли в народе Великую Княгиню Елизавету Федоровну старшую сестру Императрицы Александры Федоровны, супруги Государя Николая II. Муж Елизаветы Федоровны генерал-губернатор города Москвы Сергей Александрович Романов в 1906 году был убит революционером Каляевым, бросившим бомбу в карету, выезжавшую из Кремля. Молодая вдова героически и по-христиански перенесла тяжелую утрату, а потом совершила неожиданный для родных и великосветского общества поступок: она избрала для себя путь монашеского подвига. Впоследствии и сама приняла мученическую кончину под Алапаевском в 1918 году. Будучи заживо сброшенной в шахту вместе с келейницей инокиней Варварой и близкими родственниками из Царствующего Дома, она молилась о прощении своих мучителей, “ибо не ведают, что творят”.

После дерзкого убийства любимого супруга, преподобномученица Елизавета стала помогать бедным, организовала приют для детей-сирот, лазарет для больных, оказывала повсеместную благотворительную помощь всем, кто в ней нуждался. Она основала в центре Москвы обитель, названную в честь евангельских сестер Марфы и Марии, служивших Христу. Сестер своей обители Матушка посылала обследовать трущобы и подвалы домов в поисках нуждающихся людей. Во множестве кормила голодных, тратя все свое огромное состояние на богоугодные дела. Тяжелобольных перевязывала сама, над умирающими неотступно читала Псалтирь, выхаживала безнадежно больных.

6 июля “Великая Матушка” приехала в Новгород. В монастыре Антония Римлянина ее приветствовал архимандрит Варсонофий, который давал пояснения Великой Княгине и сопровождал ее в паломничестве по святыням монастыря. Высокая гостья благоговейно помолилась перед рáкой преподобного Антония, приложилась к его иконе, осмотрела древности прославленной обители. Так встретились на новгородской земле двое будущих святых, пострадавших за Христа в один и тот же 1918 год.


Похороны матери


В 1911 году умерла мать отца Варсонофия, в возрасте 76 лет. Это случилось зимой, в один из декабрьских дней. Агриппина Ивановна Лебедева прожила долгую и очень трудную жизнь, свой материнский подвиг она совершила до конца. Овдовев в 44 года, она осталась в горькой нужде с восемью малыми детьми на руках. Сколько трудов она положила, чтобы прокормить и воспитать своих чад, дать им образование! И в старости мужественная женщина была утешена тем, что дети выросли достойными людьми. Большой ее радостью было то, что сыновья стали священниками.

Агриппина Ивановна так и осталась в селе Старухине, где когда-то служил псаломщиком ее муж. Там же на погосте ее и похоронили. Отпевали усопшую сыновья-священники, старшим по сану был архимандрит Варсонофий, который произнес прощальную речь, глубоко прочувствованную и назидательную. Он отметил, что только твердая вера в Бога и надежда на Его помощь помогли их матушке выстоять во всех испытаниях. В конце своей речи отец Варсонофий сделал перед гробом земной поклон и выразил благодарность покойной за ее поистине христианское воспитание детей. Все присутствовавшие были до слез тронуты происходящим. И тем, какую тихую, полную подвига прожила жизнь любимая всеми и ласковая старушка, и тем, какие плоды принесла ее героическая жизнь.

Один из участников необычных похорон поместил заметку в “Новгородских епархиальных ведомостях”. Описывая событие, он подчеркнул, что почившая особенно чтила великомученицу Параскеву Пятницу и преподобного Антония Римлянина, в обители которого принял пострижение в монашество ее сын, ныне архимандрит Варсонофий. День ее блаженной кончины, отметил автор, пришелся на пятницу, а 40-й день совпал с 17 января, когда празднуется память преподобного Антония Римлянина.


Синозерские торжества


В 1912 году Новгородская епархия праздновала 300-летие одного из своих святых Евфросина Синозерского, основателя пýстыни, расположенной на берегу Синичьего озера в 30 верстах от города Устюжны. Святой Евфросин (в миру Ефрем) был родом из Карелии. Получив первые иноческие уроки на Валааме, он принял постриг в Тихвинском монастыре. Желание усилить подвиги привело его в Бежецкую пятину, окруженную дебрями и лесами, среди зыбучих мхов и непроходимых болот. На выбранном месте он выкопал пещеру и поставил крест, начав суровую подвижническую жизнь. Благочестивые люди стали приходить к отшельнику за назиданием, затем появилась братия. Вскоре монахи поставили первую церковь Благовещения Пресвятой Богородицы.

В 1612 году, в Смутное время преподобный Евфросин погиб смертью невинного страдальца. Провидя надвигающееся бедствие, святой предупредил крестьян и монахов о приближающейся опасности. Сам же отказался покинуть пустынь, дав обет жить и умереть в своей обители. В одежде схимника он встретил шайку поляков и был зарублен мечом. Почитание памяти святого началось вскоре после его мученической кончины, а через 44 года его мощи были перенесены под колокольню вновь отстроенного Троицкого храма. Спустя три века по настойчивому ходатайству новгородского духовенства возобновили чествование незаслуженно забытого преподобномученика Ефросина. По соответствующему представлению Владыки Арсения Священный Синод назначил на 29 июня восстановление его церковного почитания.

Архиепископ Арсений выбыл из Новгорода на торжества 21 июня. По дороге он объехал три уезда своей епархии: Боровичский, Устюженский и Череповецкий. В поездке его сопровождал архимандрит Варсонофий. В дороге Владыка занемог. У него заболело горло, и он потерял голос. По этой причине некоторые проповеди говорил его верный помощник, отец Варсонофий.

После торжеств прославления преподобномученика Евфросина Владыка Арсений со свитой отбыл в Парфеновский женский монастырь, в котором предстояло совершить закладку нового храма. Женская община была учреждена в 1904 году в имении, пожертвованном дворянкой Евдокией Силантьевой при сельце Парфенове, в 17 верстах от Череповца. Оттуда Архиепископ отправился еще в один женский монастырь, только недавно основанный Антониево-Черноезерский, где тоже предстояло совершить закладку нового храма.

Оба женских монастыря были устроены известной подвижницей Игуменией Таисией (Солоповой), настоятельницей Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря, находившегося в 40 верстах от Череповца. Матушка Таисия была духовной дочерью святого праведного Иоанна Кронштадтского. По его благословению она возобновила не один женский монастырь, в том числе участвовала в основании обители на родине праведника в селе Суре Пинежского уезда Архангельской губернии. Для новых монастырей игумения Таисия готовила в своей обители насельниц, обучая их всему необходимому для жизни в монастыре, а главное монашеским добродетелям.

Несмотря на преклонные годы, 70-летняя старица встречала в Череповце Владыку Арсения и сопровождала его в свои “дочерние” обители. Черноезерский монастырь возобновили в 1911 году, а на следующий год к приезду Владыки уже были готовы игуменский корпус, корпус для сестер, новый дом для священника и часовня-пристань на берегу реки.

В монастыре Антония на Черных озерках многочисленным духовенством во главе с Архипастырем было совершено водосвятие и чин на основание церкви. Во всеуслышание прочитали надпись, вычеканенную на медной доске о закладке храма “в лето 1912 от Рождества Христова, 2 июля”. Доску вложили в приготовленное место. Крестный ход трижды обошел основание будущей церкви с чтением по четырем сторонам молитв. Затем, по благословению Архиерея на возвышенное место взошел архимандрит Варсонофий и сказал слово. Несмотря на горячую пору сенокоса, на торжество собралось множество народа. Назидательную проповедь произнес миссионер Варсонофий, исходя из того, что среди собравшихся было немало старообрядцев. Вскоре отец Варсонофий избрал Черноезерскую обитель местом, вокруг которого началось формирование регулярных миссионерских курсов.

Общаясь со старообрядцами, инок-миссионер не искал победы в спорах, он желал им спасения души. Он относился ко всем с неизменной доброжелательностью. Про отца Варсонофия говорили в епархии, что он первый просил бы Господа о помиловании старообрядцев, жаждущих спасения, но заблудших.


Настоятели Антониева монастыря


За время пребывания отца Варсонофия в братии Антониева монастыря, то есть за 22 года, сменилось несколько настоятелей. Среди них были и будущий митрополит Арсений (Стадницкий), и любимый учитель епископ Димитрий (Сперовский), и будущий Патриарх Алексий (Симанский), опекавший братию обители два с половиной года, и потом не оставивший Новгородской епархии до 1921 года. Патриарх Алексий происходил из старинного дворянского рода. Родился в Москве в 1877 году, в крещении был назван Сергием, в честь преподобного Сергия Радонежского. Окончив Университет и прослужив год на военной службе, поступил в 1900 году в Московскую Духовную Академию, ректором которой тогда был Владыка Арсений (Стадницкий).

Через два года епископ Арсений постриг в монашество студента Сергия Симанского и нарек ему новое имя в честь святителя Московского митрополита Алексия. Будущий Патриарх Алексий считал себя послушником епископа Арсения, и всю жизнь почтительно обращался к нему за советом. Все рукоположения над ним совершались владыкой Арсением. Окончив Академию в 1904 году, иеромонах Алексий последовал за своим духовным отцом в Псков. 6 октября 1911 года он был перемещен в Новгородскую епархию и поставлен ректором семинарии и настоятелем Антониева монастыря.

28 апреля того же года состоялась хиротония архимандрита Алексия во епископа Тихвинского, второго викария Новгородской епархии. На это церковное торжество новгородский святитель Арсений пригласил прибывшего в тот год в Россию Блаженнейшего Григория IV, Патриарха Антиохийского, в гостях у которого 11 лет тому назад, во время своего паломничества в Святую Землю, он побывал с академической группой. Патриарх тогда был митрополитом Сирийского города Триполи и удивлял русских гостей своей доступностью и радушием. Накануне торжеств Патриарх Антиохийский направился в новгородский Юрьев монастырь, в числе сопровождавших его был и архимандрит Варсонофий.

Через неделю после хиротонии епископ Тихвинский Алексий совершал литургию в монастыре Антония Римлянина. Около мощей святого, к которым прикладывался епископ, братия поднесла ему икону преподобного. От лица монашествующих сказал слово отец Варсонофий. Поздравляя нового Владыку с высоким саном, он благодарил его за то, что в бытность свою настоятелем обители Преосвященный был внимательным к братии, простым и добрым. В отношении церковной дисциплины он был тверд, но эта твердость проявлялась с присущей ему мудростью и деликатностью, подчеркнул архимандрит Варсонофий. А через четыре года епископ Тихвинский Алексий будет участвовать в посвящении архимандрита Варсонофия в сан епископа.

Последним настоятелем Антониева монастыря при отце Варсонофии был архимандрит Тихон (Тихомиров), будущий затворник. Малоизвестным фактом его биографии является то, что он был сыном знаменитого народовольца Л.А. Тихомирова. Увлекшись революционными идеями, Лев Александрович Тихомиров вошел в террористическую организацию “Народная воля”, предпринявшую ряд покушений на Государя Александра II. Отбыв тюремное заключение в Петропавловской крепости, он эмигрировал за границу. Вдали от родины у известного публициста пришло осознание глубокой пагубности революционных идей. В 1888 году Лев Тихомиров открыто выступил против прежних убеждений, что сделало возможным его возвращение в Россию. Он получил Высочайшее помилование от Государя Александра III. Л.А. Тихомиров стал горячим защитником монархической власти, чего не простили ему бывшие единомышленники, когда к власти пришли большевики.

Перемена в мировоззрении у народовольца произошла под влиянием его малолетнего сына Александра, который, попав однажды с отцом в русскую церковь, проявил необычайную молитвенность, так поразившую родителя, нежно его любившего. Вернувшись на родину, Тихомировы поселились в Новороссийске, где крестили Сашу, потом семья переехала в Москву. По окончании гимназии в 1902 году Александр Тихомиров поступил в Московскую Духовную Академию. Там же принял монашеский постриг, наречен был Тихоном. В 1913 году отца Тихона назначили ректором Новгородской семинарии и настоятелем Антониева монастыря. Он оказался последним ректором семинарии до ее закрытия летом 1918 года.

Судьба распорядилась так, что после расстрела епископа Кирилловского Варсонофия (Лебедева), заменить его пришлось Тихону (Тихомирову). В 1953 году произошла трогательная встреча двух бывших настоятелей Антониева монастыря: Патриарха Алексия (Симанского) и епископа Тихона. Посещая Ярославль, Святейший узнал, что в городе живет один затворник, и выразил желание его увидеть.

Когда за епископом Тихоном пришла машина, оказалось, что у него не было обуви, кроме домашних тапочек он жил в полной нищете. Кроме того, на всю жизнь у него остались язвы на ногах после тяжких работ на лесоповале. Встреча старых друзей была неожиданной для обоих, оба плакали. Святейший считал, что епископ Тихон погиб, как большинство из духовенства. Преосвященному Тихону после встречи с Патриархом впервые назначили пенсию в 60 рублей. Через два года весь Ярославль провожал его в последний путь, узнав с запозданием, какого молитвенника они имели в своем городе.


Течение “иоаннитов”


В своем Антониевом монастыре отцу Варсонофию поручали, как старцу, опекать новопостриженных иноков, как когда-то его самого после монашеского пострига вручили старцу Антонию. Не оставлял миссионер и семинаристов своей заботой, передавая им знания и опыт миссионерской работы. При семинарии он вел проповеднический кружок, как когда-то и сам занимался в подобном кружке с любимым учителем Сперовским. Отец Варсонофий участвовал в решении дел по образованию: состоял членом епархиального училищного совета, помогал нуждающимся воспитанникам семинарии, испытав на себе тяготы сиротской нужды. Немало потрудился он для оживления работы общества трезвости, участвовал в крестных ходах и паломничестве трезвенников в родных своих Боровичах.

В апреле 1912 года архимандрита Варсонофия вызвали в столицу, в Санкт-Петербург, на заседание Священного Синода. Вызвали по важному вопросу о распространении ереси так называемых “иоаннитов”, связанной с почитанием праведного Иоанна Кронштадтского.

Действительно, православный народ особенно чтил протоиерея Иоанна Ильича Сергиева из города Кронштадта. Любовь к Богу и людям отца Иоанна столь сильно действовала на все слои общества, что личность Кронштадтского пастыря не оставляла равнодушным никого. Однако, некоторые почитатели, а вернее сказать, почитательницы, впадали в такую крайность, что их отношение к великому праведнику стало носить характер создания кумира. Они требовали от окружающих почитать его за Бога. Одним из вопросов, обсуждаемых на миссионерском съезде в Киеве в 1908 году, в работе которого участвовал новгородский миссионер отец Варсонофий, было течение “иоаннитов”. После разноречивых мнений, высказанных известными иерархами и профессорами Казанской и Киевской Духовных Академий, постановили все же считать иоаннитов сектантами хлыстовского духа.

Отец Иоанн Кронштадтский тяжело переживал происходящее, поскольку “иоаннитки” сильно досаждали ему самому и приносили немало вреда Церкви. Будучи незлобивым и кротким, батюшка предал сектантов, пользующихся его именем и не желающих раскаяться, проклятию и в своих проповедях не раз обличал их. Приходилось ему ездить в места их деятельности, чтобы там лично пресекать это богохульство и безумие.

Вскоре после блаженной кончины праведного Иоанна, произошедшей в 1908 году, движение “иоаннитов” развалилось. Однако кое-где еще остались его признаки. И вот, одно из любимых детищ святого праведного Иоанна Кронштадтского Воронцовский женский монастырь стал очагом сомнительного учения. Обитель эта была им основана в 1898 году в Холмском уезде Псковской епархии, трудами известной подвижницы игумении Таисии (Солоповой), настоятельницы Леушинского монастыря.

Отец Варсонофий был вызван в Синод в качестве эксперта. Дело было непростое. Отличить почитание действительно праведного пастыря от “лжепочитания” не всегда легко. Священный Синод предписал архимандриту Варсонофию расследовать деятельность сторонников сомнительного учения в Воронцовском монастыре и на его подворье в Петербурге. Сестры обители и призреваемые ими дети поручались его особому надзору.

Шли годы. Епархиальный миссионер отец Варсонофий бессменно трудился на своем послушании. Миссионерская работа требовала участия большего числа людей, чем их было в Новгородской епархии. Четыре миссионера и два помощника этого было слишком мало для обширной нивы. Хотя каждый священник должен был уделять место этому виду деятельности, однако возможности приходских батюшек были очень ограничены. Поэтому, стремясь расширить и укрепить дело миссии, архимандрит Варсонофий организовал ряд краткосрочных курсов по уездам для городского и сельского духовенства. Они проходили в Старой Руссе, Малой Вишере, Валдайском Иоанновском монастыре, Боровичах, Крестцах, в селе Чуровском Череповецкого уезда. Повсюду они были весьма полезными и имели благодарных слушателей.

Отца Варсонофия заботило то, чтобы миссионерское дело укреплялось силами молодежи. Он мечтал о том, чтобы среди выпускников семинарии кто-то пришел ему на смену. В феврале 1916 года он выступил на годовом собрании Братства Святой Софии, сетуя на то, что хотя он сам проводил занятия в семинарии в проповедническом кружке, Братство за долгие годы его деятельности еще не подготовило ему преемника.

А между тем, готовилось событие, поднявшее деятельность отца Варсонофия на новую, более высокую ступень.


Подолжение. Часть 5

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group