История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/
На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Библиотека Литературная страничка. ФЕРАПОНТОВО Ферапонтовские посиделки. Е. Стрельникова, 2000 г. В стране “Маргаритино”

В СТРАНЕ “МАРГАРИТИНО”


В стране “Маргаритино”



На одном из домов деревни Окулово надпись над дверью: “Маргаритино”. Здесь живет в своем отчем доме Маргарита и ее муж — мастер на все руки Ваня. Мысль о мастере напрашивается сама собой у того, кто читал “Мастера и Маргариту” Булгакова, и произнесена была одним молодым человеком, который пришел в этот дом, спросил Маргариту и предложил:

— Хотите, я буду вашим мастером?

Вторжение гостя в дальней деревне в неурочный час, а главное, его юный возраст так поразили Маргариту, что она поначалу растерялась. И, чтобы снять неловкость, предложила чаю.

— Нет, — возразил кандидат в мастера, — будем пить кофе весь вечер, — и достал из сумки несколько пакетов растворимого кофе. — Ну, как живется Дионисию? — спросил он, наливая кипятку в щепотку черного порошка и покачивая носком модного ботинка.

— Как всегда, прекрасно, — спокойно ответила хозяйка, силясь понять, что привело этого странного незнакомца в ее дом. Вопрос о древнерусском иконописце в деревне казался нелепым. А еще больше беспокоили глаза юноши, они блуждали вдали и не могли остановиться на чем-то одном. Отрешенность взгляда с каким-то странным блеском настораживала.

Уже вечерело, надо было думать о ночлеге, и Маргарита отправила юношу к соседу. Он поспешно и как-то радостно ушел, а она все не спала, чувство тревоги заставляло ее возвращаться к необычному посещению.

Наутро, едва след молодого человека простыл, приехал посыльный сельсовета расспрашивать о госте, который оказался душевно больным, бежавшим из Нило-Сорской пустыни, где помещалась лечебница. Но его облик и речи совершенно не вязались с тем, что Маргарита видела в пустыни. Тем больным не только не были свойственны разговоры об искусстве и литературе, но их явные отклонения в психике и развитии заметны были при первом же взгляде. Что же это за человек, чьим “больным” местом оказывался именно Дионисий?

Время шло, но вопрос этот не оставлял ее. И сам эпизод почему-то не забавлял, а вызывал томящее предчувствие беды.

…Маргарита родом из Окулово. Долгие годы она жила в Ленинграде, там училась, вышла замуж, вырастила сына. Вернулась в деревню, чтобы ухаживать за больной матерью, которую нельзя было везти в Ленинград. Болезнь оказалась затяжной, и Маргарите пришлось искать работу в деревне. Имея за плечами институт, интересную специальность и несколько изобретений, она пошла скотницей на ферму. Но не смогла примириться с беспорядками, видом замученных животных, неисправностями и несправедливостями, потому что помнила иные деревенские порядки, и после очередного “поиска правды” ее уволили с фермы. Последовало предложение пойти в музей экскурсоводом. Тогда редкий сотрудник удерживался в музее больше года: романтизм городских девушек исчерпывался быстро, утихая по мере столкновения с трудностями деревенского быта.

Маргарита с радостью согласилась, увлеклась новой работой, испытывая каждый раз трепет при входе в монастырские ворота. Она влюбленно рассказывала туристам о фресках Дионисия, о знаменитых старцах — преподобных Ферапонте и Мартиниане.

Как-то во время экскурсии одни из посетителей спросил ее:

— Где я могу увидеть Мишу Волкова, заведующего музеем?

— Мишу Волкова? — переспросила Маргарита, — здесь нет такого, заведующая музеем — женщина. Она работает уже десять лет и начинался музей при ней. До нее был только сторож, а экскурсоводы приезжали из Кириллова с туристами и потом возвращались опять в Кириллов. Здесь не было такого и среди сотрудников, — добавила она, пожав плечами. — Во всяком случае, я о таком ни от кого не слышала.

Посетитель долго и внимательно смотрел на Маргариту, ничего не говоря. Видно было, что он знал больше, чем она думала. Кто же был этот Миша Волков и почему о нем никто не упоминал? Маргарита стала дотошно расспрашивать всех коллег. Из отрывочных рассказов связалась трагичная история этого человека.

Миша Волков вырос в кирилловском детском доме. Однажды учительница привезла детей в Ферапонтово показать фрески. На него, в отличие от сверстников, образы святых произвели столь сильное впечатление, что по прошествии многих лет он вернулся в Ферапонтово, чтобы быть рядом с Дионисием. Тогда экскурсии водить было некому, и на отсутствие специального образования смотрели снисходительно, его почти ни у кого не было.

Фрески Дионисия так захватили Мишу, что он часами смотрел на них не отрываясь, посвящал им стихи, которые читал вслух. Над ним смеялись, стихи были не очень складными. Миша бросал писать, но потом вновь его охватывали поэтические порывы. Ко всему, что касалось Дионисия, он относился благоговейно.

Во время его долгого отсутствия в музее произошли некоторые изменения. Вернувшись после сессии, он узнал, что уже не является заведующим филиалом в Ферапонтове, а значит, не ему приезжать сюда с туристами, не ему говорить о самом значительном в его жизни. Трудно сказать, чьи интриги повлияли на судьбу Миши, это было так непохоже на домашние музейные отношения тех времен. Произошедшее настолько поразило его, выращенного в среде детдомовского братства, что он замкнулся и тяжело переживал случившееся. Потом появились странности в поведении, а еще через какое-то время он обратился к невропатологу, почувствовав необходимость врачебного вмешательства.

— Меня оторвали от Дионисия, — вырвалось у него однажды в разговоре с бывшим коллегой, к которому он питал особое доверие. Тот приехал навестить дорогие места и нашел большие перемены в Ферапонтове. Они бродили вдоль берега подмерзающего озера. Под ногами шуршали разноцветные камешки, из которых, по преданию, Дионисий составлял краски. Они много говорили, но к этой теме больше не возвращались.

Эту историю рассказали Маргарите, уже когда стало известно, что Миша погиб — замерз под Ярославлем при непонятных обстоятельствах.

— Боже мой! Так я же его видела! — воскликнула она.

— Ты не могла его видеть, — возразили сотрудники, — ты тогда еще не работала.

— Я его видела у себя в доме. Он приходил ко мне. И еще спросил: “Как живется Дионисию?” Так вот это кто был!, — говорила она больше себе, потому что никто не мог понять, о каком посещении шла речь. Зная любовь Маргариты к неожиданным шуткам, отнесли сказанное к одной из них, тем более что произносила она их так же тихо и серьезно, как и обычно…


* * *


Вскоре умерла Маргаритина мать, и, похоронив ее по всем деревенским обычаям, Маргарита вернулась в Ленинград. Но долго оставаться там не могла, она была уже “больна” возвратившейся радостью деревенской жизни. Так и разрывалась между городом и деревней, не решаясь бросить ни то, ни другое. Полгода проводила в Окулове, ходила за семь километров в Ферапонтово на работу, а на зиму возвращалась в Ленинград, где искала временную работу, чтобы не связывать себя серьезными служебными обязательствами. О возвращении в институт не могло быть и речи.

Уезжая на зиму, Маргарита не только успевала вырастить запас овощей до следующего урожая, но и сдать несколько мешков картошки в магазин. Делала она это не из стремления заработать, а из крестьянского чувства долга перед государством. В Маргарите сочеталось столько неожиданного и талантливого, что хватило бы по меньшей мере на двоих. Она никогда не унывала, не терялась, была отважна. Один подвыпивший гуляка стал преследовать беременную женщину, ему почудилось, что она его оскорбила. Подоспел милиционер, дежуривший в музее, но буян вырвался из его рук. Тут подлетела Маргарита, cкрутила ноги парнишке полотенцем, и тот повалился на землю, как сноп, пытаясь руками выхватить что-то из кармана. Там оказался самодельный пистолет.

Как-то ночью в ее доме раздался сильный стук в дверь, тогда она жила одна. Требовали отпереть. Маргарита резко отперла дверь и в одной сорочке вышла на крыльцо. Когда стучавшие увидели ружье наперевес в ее руках, они попятились. А приходили “гости” по странному пониманию, что “баба” не должна в деревне жить одна, а если живет, значит, к ней можно запросто приходить любому мужику. В этом году Маргарита сделала свой выбор и больше не уехала на зиму из Окулова. Тогда появился мастер Ваня. Но в мастерстве и Маргарита ему не уступит. Я не знаю, чего может не уметь эта русская женщина! Это все про нее: “коня на скаку остановит, в горящую избу войдет”. А еще может написать статью, слепить и расписать народную игрушку, починить любую поломку. Когда она сложила камин в своем доме, сын прибил над входной дверью табличку “Маргаритино”. Шить, вязать, вышивать, готовить, хозяйство знать досконально — это как бы само собой получается. Но всего этого стало мало. Появились куры. Весной к курам добавились козы.

Купили они с Ваней козу с маленькими козлятами, на радостях накормили козу хлебом, она опухла и свалилась с ног — козу парализовало. Выхаживала ее Маргарита, как больного ребенка, плакала, каялась за свою оплошность, держала в доме за печкой, растирала брюхо, а когда одутловатость стала опадать, подвесила ее на помочах, чтобы ноги привыкали к земле, как бы заменяя костыли, — и выходила. Даже ветеринар удивлялся:

— Уж не знаю, как она у тебя на ноги встала.

Козлят кормила из соски, убирала ежеминутно навоз и мокрые тряпки. Постепенно коза стала давать по полстакана молока, но главная радость была в том, что ожила.


* * *


Весной наблюдаю картину. С утра Ваня купает коз в озере, а сын его, приехавший из города, насмехается: вот-де что удумал отец на старости лет — коз купать! Где такое еще увидишь? Услыхала Маргарита, ничего не сказала, а вечером, вернувшись с работы, велела Ване все дела на огороде отложить и идти с ней коз купать.

— Да я уже купал, — запротестовал Ваня.

— Нет, надо еще купать, очень жарко.

Вот они идут все вместе на озеро: впереди коза Билька, сзади два козленка. Заходят вместе в воду, козлята прыгают, резвятся, Ваня хохочет, радуется. Сын стоит поодаль, сторонится, усмехается. Потом глаза его теплеют, он уже сам рад залезть в воду с козами.

Как-то в субботний день Маргарита отправилась полоскать белье на озеро. Ваня нес корзину с бельем, козы плелись поодаль. Вода у берега оказалась мутной, решили отплыть на лодке и подальше от берега выполоскать. На середине озера они увидели плывущих коз: Яшка недовольно фыркал, Билька раздувала щеки, а Ромашка от страха таращила глаза. Первым догнал лодку Яшка и лихо, одним махом запрыгнул в нее, упершись копытами в чистое белье. Лодка чуть не перевернулась. Козла спешно вытолкали за борт и поплыли к островку, потому что стало ясно, что последует дальше.

Вскоре десант высадился на необитаемый остров, и каждый занялся своим делом. Люди выбрали подветренную сторону на камнях и полоскали свою белую ношу, а козы лакомились сладкой осокой. Возвращались тем же путем и в той же последовательности: Ваня торопливо греб, чтоб не догнал Яшка, последней суетливо дергала копытцами Ромашка. Домой пришли все вместе…

На следующий день Маргарита снова рассказывала туристам о Дионисии, но на сей раз ее строго ограничили во времени. Тогда пожаловал, кажется, заместитель председателя совета министров.

— Уложитесь в пятнадцать минут? — спросил сопровождающий.

— Даже останется, — не моргнув глазом, ответила Маргарита.

Она действительно не задержала надолго государственного внимания и после беглого осмотра музея начала прощаться с именитым гостем, но он не торопился отбыть, а пожелал сфотографироваться с ней на память. Теперь Маргарита не поспешила исполнить просьбу.

— А с кем я буду фотографироваться? — спросила она лукаво. — Вон моя мачеха сфотографировалась с Хрущёвым на пляже, теперь на эту фотографию любуется вся семья.

— На пляже с Хрущевым? — удивился Гость. — Они были знакомы?

— Нет, знакомы они не были. Мачехе дали путевку в Сочи — подлечиться, она двадцать лет варила резину на “Красном Треугольнике”. А Хрущев любил кататься там на катере вдоль берега. Один раз он так близко проплывал, что его узнали на берегу, стали кричать: “К нам, плывите к нам!” Он причалил — любил с народом запросто. Народ обступил, фотографов было много на пляже, тут же защелкали аппаратами. Все и стали сниматься, кто в чем был.

— А он-то в чем был? — еще больше заинтересовался Гость.

— Он-то был в приличном виде. А вот остальные… Мачеха в купальнике оказалась рядом… Так с кем я-то фотографируюсь? — повторила она свой вопрос, зная только, что говорит с помощником Воротникова.

Гость начал медленно нараспев произносить свои титулы, а когда дошел до имени, вся свита заназывала его разом, так что Маргарита и не расслышала, кто ей оказал честь своего внимания и соседства на будущем снимке.

— Кого вы водили по монастырю? — полюбопытствовали мы.

— Подворотникова, — ответила Маргарита без тени улыбки.


(с) Е.Стрельникова



Написать отзыв
Поля, отмеченные звездочками, обязательны для заполнения !
*Имя:
E-mail:
Телефон:
*Сообщение:
 

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group