История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

Инфо:

А. Контактная информация

Б. Личные сведения

В. Фото

На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Библиотека Белоезерский Патерик Кирилловский уезд в XX веке (Новомученики и исповедники белоезерские) Покровская церковь

ПОКРОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ


НОВОМУЧЕНИКИ И ИСПОВЕДНИКИ БЕЛОЕЗЕРСКИЕ


Покровская церковь



Церковь Покрова Божией Матери, находящаяся в предместье Кириллова, оказалась той твердыней, которую не удалось взять ни штурмом, ни осадой. С закрытием храма в 1936 г. несколько раз приступали к его стенам в попытке превратить его в какое-нибудь хранилище, но сторож церкви исчезала на это время с ключами. Со слов настоятеля церкви Андрея Первозванного в Вологде протоиерея о.Георгия Иванова, начинавшего священнические труды на Покровском приходе 25 лет тому назад, сохранила Покровскую церковь некая Акулина (фамилии никто не вспомнил). Она, будучи сторожихой, караулила на колокольне. Как увидит оттуда, что едут из Кириллова, убегала с ключами в лес, там пряталась до времени. Запоры старинные, решётки на окнах и дверях храма сделаны основательно — не вдруг и сломаешь, а без ключей не заберёшься.

После нескольких неудачных попыток занять церковь о ней забыли. То ли председатель сельсовета сменился, то ли прежний себя умно повёл, но её оставили в покое и не разорили. Когда её открывали, священник нашёл храм таким, каким его оставили после последней службы. Иконы, утварь и книги были на своих местах. В алтарь никто не входил, церковь была готова к службе. Это было настоящим чудом! Нашлись и певчие.

4 декабря 1943 г. на Введение во храм Пресвятой Богородицы была первая служба. Всё было очень торжественно. Когда отец Павел Никитин подходил к церкви, его молитвенно встречали на паперти. На крыльце матушка поднесла подрясник, батюшка его надевал под пение на паперти, было молебствие, освящение. Великий праздник для всех был! Это было возрождение церковной жизни на кирилловской земле после восьмилетнего перерыва.

Судьба многих горицких монахинь, избежавших казней, оказалась связанной с Покровским приходом. Под Покровом Божией Матери нашли пристанище оставшиеся старицы, которые восстанавливали крепкий церковный уклад если не по монастырскому уставу, то построже приходского. Здесь любили молиться. Нынешние старшие прихожане Покровской церкви — их воспитанницы. Некоторые распевы до сих пор держат горицкие. И помянники читают матушкины. Кладбище по-деревенски ухожено. На могилки ходят, поминая своих наставников, поговорят с ними, помолятся, просят прощения: не всё из их наставлений ценилось вовремя.

Но многое уже ушло из памяти прихода вслед за уходящими из земной жизни его прихожанами. То, что удалось записать по рассказам (1), требует ещё уточнений.

Клирос на Покрове составился в основном из горицких матушек. Мать Антония (2) была алтарницей. Хор возглавила послушница Мария Мурашова. У неё был дискант. Родом из Аннинского Моста, она пришла в Горицкий монастырь не спросясь родителей (по иным рассказам — по обещанию матери). Игумения, узнав, что она хорошо поёт, собрала сестёр:

— Попой, что знаешь.

— Мне стыдно петь в монастыре.

— Ну, иди попой за занавесочку.

Мария запела "По диким степям Забайкалья". Думала, заругают за нецерковную песню. Вышла из-за занавески, видит, сестры плачут: песня жалостная, всех растрогала. Было тогда девушке 16 лет. Через год за ней приехала мать. Мария сознавалась: и с мамой хочется, и монастыря жалко. Села на пароход, а потом сбежала, вернулась в обитель. С закрытием монастыря ушла в Кириллов. Когда начались аресты, пришлось уехать в Москву, к брату, который работал в Кремле, потом и его арестовали. Открыли Покровскую церковь, и она вернулась на Кирилловскую землю. Вела регентское дело. Умерла в 1967 г.

Знаменитая горицкая чтица мать Татиана (Осипова), инокиня, у Покрова пела и читала. Умерла в 1970 г. Послушница (или монахиня) Екатерина Цыганова пекла просфоры. Матушки Антония, Екатерина и Викторина жили вместе, в одном домике.

Мать Викторина (в миру Мария) была очень старенькой, полной, согбенной. Она не читала и не пела в церкви, но всех покоряла своей простотой и добротой, всё раздавала. Когда нечего стало раздавать, подарила пришедшей её навестить А.А. Волковой последнее — свою тарелочку. Часто бывал у неё мальчиком о.Валентин, многое она ему поведала. Когда в 1932 г. стали разыскивать по домам монахинь, хозяйка дома, где жили матушки, вышла навстречу милиционеру и шутливо отмахнулась: "Что мои монашки — рухлядь, только хлопот не оберётесь, по дороге развалятся". Их не тронули.

Мать Екатерина (Лопаткина ?), по рассказам, была очень мудрая, к ней многие обращались за духовным советом. Умерла в инфекционном отделении больницы от пузырчатки. Когда внезапно заболела, покрылась струпьями, отвезли в больницу. Только лицо оставалось чистым, даже морщинок не было. Она стряхивала струпья и благодарила Бога. Говорила: "Мне надо терпеть, потому что сама того пожелала". Когда читала об Иове Многострадальном, посетовала, что не ей такое: "Вот бы мне так". Вскоре заболела. Умерла около 1948 г.

Помнят покровские прихожане мать Агафонику — старенькую-престаренькую мантийную монахиню, и мать Милодору. Мать Мелания (в миру Мария Яковлевна Второва) тоже была мантийной монахиней, она жила вместе с матерью Гавриилой и девицей Прасковьей. Была уже старой, почти слепой. Когда закрыли Горицкий монастырь, мать Мелания и мать Гавриила работали в кирилловской больнице санитарками. Прасковью убили цыгане в 1980 г., искали сокровища в доме. Она была очень ласковой и доброй.

Санитаркой в больнице работала также послушница Александра Кузнецова. Все звали её тётей Сашей, она прожила 101 год, родом из деревни Иванцево Петриневского района. После монастыря сначала жила в доме зубного врача Густова, а когда он уехал, перешла в дом, принадлежавший когда-то купцу Тутрюмову, к новой хозяйке — Смелковой. Через 17 лет её забрала сестра к себе, в Карелию, в поселок Повенец Медвежьегорского района, но сама умерла раньше, племянница определила тётю Сашу в дом престарелых, где она скончалась в 1987 г. Когда она жила ещё в Кириллове, ни одной церковной службы не пропускала. О себе рассказывала, что пошла в монастырь после трёх лет замужества, когда умерли от туберкулеза муж и двое маленьких детей. Свёкор и свекровь посадили её в сани и отвезли в Горицкий монастырь. Было ей тогда чуть более 20-ти лет. Отдали матушке. Сашенька плакала, потому что в монастырь не собиралась уходить, но подчинилась воле родителей мужа. В монастыре её звали "бабочкой", потому что была замужем. Жила так долго, потому что поминала многих умерших, ей прозорливые велели поминать всех за упокой при чтении Псалтири. Она подолгу молилась и подолгу поминала усопших. У неё имелись все минеи и много духовной литературы.

Нельзя не упомянуть также о тех прозорливых горицких старицах, которые в трудные годы помогали тем, кто к ним обращался. Авторитет монашества держался в народе высоко, хотя обращались к ним в основном по делам житейским. Это мать Репсимия, жившая в плохоньком домике у пристани, который всё время заливало водой, умерла она в 1975 г., мать Корнилия, мать Уриила, монахиня мать Асенефа, жившая на Обшаре — окраине Кириллова по Белозерской дороге, она юродствовала с детства.

Мать Валентина (в миру Елёва) жила в деревне Демидово, напротив деревни Вазеренцы. Из случаев её помощи записано немногое: девице Анне из деревни Мышино велела выходить замуж за Димитрия, которого та ещё не знала: "Четыре года будешь слёзы лить, а потом так будешь жить, что все будут завидовать". Так всё и случилось. Другой женщине, зашедшей к ней поздно вечером, велела немедля отвести корову продать, та недоумевала, зачем к ночи, а не утром, но послушалась. Наутро пришли корову отбирать — раскулачивать.

Особую благодарную память у белозёр оставили горицкие юродивые Христа ради матушки Сергия, Марина и Калерия (см. о них в главе "Прозорливцы белозерские").

Несколько горицких насельниц жили в Череповце, иные попали в Белозерск. При Успенском Белозерском храме трудились мать Алевтина и мантийная монахиня мать Магдалина, последняя работала уборщицей.


(с) Е.Стрельникова


(1) Рассказчиками были о.Валентин Парамонов, о.Георгий Иванов, А.А. Волкова, Т.И. Обленова, А.И. Виноградова, А.Т. Киршина, П.М. Лебедев, Е.В. Тихонова, Н.Н. Казнинов.


(2) Мирское имя её, как и некоторых других горицких насельниц, неизвестно.



Написать отзыв
Поля, отмеченные звездочками, обязательны для заполнения !
*Имя:
E-mail:
Телефон:
*Сообщение:
 

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group