История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:


Подготовьте себя заранее к поездке в

Ферапонтово

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

Подготовьте себя заранее к поездке в Ферапонтов монастырь:


Гостиница "Ферапонтово"


Кафе "Ферапонтово"



На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Библиотека Литература о Белозерье Альманах "Памятники Отечества", № 30. Северная Фиваида Маргарита Алексеева. БОРОДАВСКАЯ ОКРУГА

МАРГАРИТА АЛЕКСЕЕВА. БОРОДАВСКАЯ ОКРУГА


МАРГАРИТА АЛЕКСЕЕВА


БОРОДАВСКАЯ ОКРУГА


ИЗ ПРОШЛОГО МЕСТНЫХ ДЕРЕВЕНЬ, УСАДЕБ И ПРИХОДОВ


Если вы остановитесь в Ферапонтове на несколько дней, скучать не придется. Побродите по проселкам и тропам, ведущим от монастыря. Они выведут к живописным деревням и селам, стоящим по берегам озер и речек с незапамятных времен. Вам откроются удивительные пейзажи с перспективой на обитель преподобного Ферапонта, и только тогда впечатление от всего увиденного здесь можно будет назвать по-настояшему полным и глубоким.


Этот северный край изобилует средними и малыми озерами и речками. Едва ли не с X века по их берегам стали селиться земледельцы, постепенно отвоевывая пашню у лесов и болот. Бородавское и Паское озера, возвышенность меж которых облюбовал для себя Ферапонт, имели некогда выход по речке Бородаве в бассейны больших рек — Северной Двины и Волги. И парусник у Ферапонтова монастыря, изображенный на одной их икон XVII века, не был, конечно, сказочной декорацией, как это воспринимается сегодня. Стоящие по берегам деревушки не меняли своего облика столетиями и, наверное, поэтому милы сердцу всякого русского. Когда именно они возникли, сказать трудно, но в XIV веке, к моменту основания монастыря, многие из них уже существовали.

Устойчивые границы Ферапонтовской вотчины определились к XVII веку. Монастырю принадлежали 4 села, 2 сельца, 54 деревни, 12 селищ и 95 пустошей. Во второй половине того же века, времени пребывания в Ферапонтове опального патриарха Никона (1666—1676), за монастырем числились 324 крестьянских двора. А по переписи 1678 года здешним монахам принадлежали 464 крестьянских двора. До отмены монастырского землевладения в 1764 году за Ферапонтовым монастырем числилось 2150 крестьянских душ.


К землям Ферапонтова монастыря примыкали угодья Федосьина Городка. К Федосьинской волости относились: село Федосьин Городок, деревни Тетерино, Кузьминка, Вырокино на реке Шексне, деревни Ростани, Дьяков Починок, Ховроньино у Юдина озера, у озера Буерко деревня Окулово, где жили «крестьяне Осипко Парфентьев, Фомка Ефимов, Сидорко Ефимов, Кузька Дмитриев, Тренька Иванов, Васка Иванов, Наумко Сидоров, Филька Нечаев, Савка Левин» и деревни по 4—8 крестьянских дворов в конце Бородавского озера — Малино, Мыс, Прокопово, Горка, Степанове, Зайцеве, Плешево, Филиппово, Лукинское. После голода и морового поветрия 1578 года на месте бывших деревень образовались пустоши Балуево и Высокое, а у озера Буерко пустоши Алексеевская и Пугино. Таким образом, волость Федосьина Городка состояла из одного села и 36 деревень, в которых насчитывалось тогда 175 крестьянских дворов. К волости относились погосты на реке Шексне у Горицкого девичьего монастыря, у Саральского озера с церковью Рождества Христова, у Бородавского озера с церквами Николая чудотворца и Параскевы Пятницы, поставленными заново после 1555 года.


Интересна история и самого села Федосьин Городок. Само название его говорит о том, что в далеком прошлом здесь было небольшое укрепление. Село находилось на берегу Шексны в расстоянии версты от Воскресенского Горицкого монастыря вверх по течению реки. В XVI веке писали, что село невелико, но в нем есть «место дворовое, где стоял царя и великого князя двор, рубленный всей волостью, а жил в нем наместник князя».

В XIV веке село Городок было дано в приданое дочери Ивана Васильевича Калиты Федосье, на которой женился белозерский князь Федор Романович. С тех, пор село стало называться Федосьин Городок. Кроме этого села в приданое княгини входили и другие села на Белом озере — Суда, Колакша и Слободка.

Князь Федор Романович и его сын Иван вместе с другими двенадцатью белозерскими князьями и тысячами русских воинов погибли на Куликовом поле в 1380 году. Овдовев и потеряв сына-наследника, княгиня Федосья имела право на владение землями и селами только до конца «живота своего». После смерти все ее приданое должно было вернуться к московскому князю, поэтому она часть земель с деревнями продала боярам Монастыревым, в том числе Федосьин Городок — некоему Цыпляте Монастыреву. После смерти Федосьи Монастыревы так или иначе теряли право владеть этими землями, и по завещанию княгини села Суда, Колакша, Слободка отошли московскому князю Дмитрию Донскому, а села Федосьин Городок и Волочек подарены великой княгине Евдокие, жене князя Дмитрия. Земли эти вновь стали дворцовыми и управлялись с тех пор из Москвы. В тот же период потеряло самостоятельность и Белозерское княжество, оно стало удельным, а с 1485 года окончательно вошло в состав Московского государства.

В дошедшей до нас царской грамоте 1530 года указываются дворцовые езовые деревни, в том числе и деревни Федосьина Городка. Немецкий авантюрист Генрих Штаден, служивший опричником у Ивана Грозного, отмечал в своих записках о Московии: «По реке Шексне нет городов или замков, но по дну забиты сваи из бревен, на них ловится осетр, который идет из Каспийского моря и направляется к Белому озеру. Осетр этот поедается при дворе великого князя».

С 1620 года деревни волости Федосьина Городка числятся за помещиками, получившими их за службу царям. Так, по свидетельству Константина Евграфовича Золотилова, владевшего усадьбой в Федосьином Городке в 1874 году, подарил имение Золо-тиловым царь Алексей Михайлович. В 1912 году в этом исчезнувшем ныне селе было всего три дома с четырьмя жителями — служителями Преображенской приходской церкви.

Установлены имена и других помещиков волости Федосьин Городок. Деревни вблизи Ферапонтова монастыря принадлежали: Федосово — помещику Лимановскому (до него Ходневу), Оденьево — помещице Барыкиной, Малино — помещику Щепину, Ивановская — помещику Комаровскому, Мыс — помещику Базилевскому (до него Максимову), Прокопово — также помещику Базилевскому. Небольшая деревня Есюнино принадлежала двум хозяевам — Базилевскому и Комаровскому, в деревне Балуево было сразу три хозяина — Киреевский, Языкова (до нее Чеглова), Лимановский. Деревней Окулово владел Востинский. Владельцы деревень вокруг Ферапонтова в основном проживали в уездном городе Кириллове, бывая в своих усадьбах лишь изредка.


От небогатых, но по-своему замечательных усадеб, украшавших в конце XIX — начале XX века окрестности Ферапонтова монастыря, в некоторых случаях дошли только названия, в других — фундаменты домов и заглохшие парки, не утратившие, однако, своего поэтического обаяния и исторической ценности. Пожалуй, самое притягательное из этих своего рода достопримечательностей — село Цыпино, что в полутора километрах от Ферапонтова у подножия Цыпиной, по-местному Роскиной, горы, вблизи Ильинского озера.

В конце XIX века в Цыпине жил священник здешней Ильинской церкви Иван Михайлович Бриллиантов со своим многочисленным семейством. В 1895 году ему на смену пришел священник Александр Максимович Фомин, дом которого поставили напротив дома Бриллиантовых. Рядом с отцом Александром жила семья дьячка Кирова, а на входе в село стоял дом Добрынских.

Обитатели Цыпина имели свою землю, которую и обрабатывали своими руками. Взять семью Бриллиантовых: возле дома они разбили цветник и сад, старательно защищенные от ветров с трех сторон елочками, а с южной стороны — Цыпиной горой, создающей свой микроклимат. Пахотные земли Бриллиантовых тянулись вдоль дороги в Ферапонтово, сразу за мостом через речку Каменку и вдоль берега Ильинского озера по дороге в Загорье, подходя вплотную к восточной стене Ильинского погоста. Овощи Бриллиантовы выращивали на месте бывшего двора пономаря Маркела Павловича Инопина. О семенах овощей заботились заранее, нередко заказывая их в Петербурге по специальному каталогу. В голодные 1918—1919 годы хлеба у Бриллиантовых уродились неважные, но изобилие овощей и яблок позволило выменивать на них мед, сено, дрова. Сад и огород Бриллиантовых удивляли приезжавших к ним разнообразием фруктов, цветов и диковинными для того времени овощами — помидорами. Жители Цыпина не просто растили и собирали урожай, но сохраняли и украшали свою землю, высаживая деревья вдоль полей, укрепляя склоны. Так, спуск к речке Каменке, где некогда был вырыт пруд, они укрепили елями, от села к Ильинскому озеру высадили березовую аллею, где 2 августа в престольный праздник Пророка Илии устраивали гулянья. Бриллиантовы вырастили целую рощу, которая называется «Ольгиной рощей». В свое время вход в Цыпино украшала резная арка, сделанная братьями Бриллиантовыми.

В Цыпине с 1830-х годов действовала приходская школа. Поначалу она помещалась в доме священника Соколова, затем Бриллиантова. В 1884 году ей выделили одну комнату «в 8 аршин ширины и 10 аршин длины при 3-х аршинах высоты», во вновь построенной каменной богадельне. А в 1902 году, в основном на средства прихожан, поставили деревянное здание школы. В семье Бриллиантовых были люди разнообразных интересов и профессий. Здесь постоянно жил врач Алексей Михайлович Бриллиантов, часто наведывался Александр Иванович Бриллиантов, ставший известным церковным историком. С 1918 года тут постоянно жил Иван Иванович Бриллиантов, написавший лучшую книгу о Ферапонтовой монастыре. Замечательными людьми были и другие члены семьи Бриллиантовых. Не одно десятилетие Цыпино являлось настоящим очагом культуры и просвещения всей округи, притягательным для всей здешней интеллигенции.

На левом берегу Пятницкого озера расположено сельцо Фефелово, некогда относившееся к Иткло-Боровскому приходу. Озеро это образовалось в результате разлива реки Итклы, вытекающей из Иткольского озера и через речку Порозовицу питающей обширное Кубенское озеро. В сере дине прошлого века в сельце Фефелово располагались две господские усадьбы. В одной из них жил подпоручик Федор Данилович Головин, а в другой — дворянин, титулярный советник Арсений Арсеньевич Богданович. Его сын, Николай Арсеньевич, в 1897 году был предводителем уездного дворянства. Владельцы первой усадьбы менялись неоднократно. После 1909 года там появился новый хозяин — Зосима Иванович Маркелов. Он постоянно жил в селе Благовещенье, ныне Волокославино, но на лето с семьей переезжал в Фефелово. Если Богданович держал конный завод, то Маркелов имел в Благовещенье винный завод, в Кириллове — пивоваренный, в деревне Есюнино Кленовской волости — гидролизный. Сын его, Иван Зосимович, был преуспевающим лесопромышленником. Зосима Иванович и его сын не чурались благотворительности. На их деньги построен дом для работников Благовещенской медлечебницы, по их инициативе в 1914 году в Благовещенье открыли Высшее начальное училище, а в 1916 году — реальное. Тем не менее в октябре 1918 года большевики выселили Маркеловых из Благовещенья в Фефелово, а вскоре выгнали и оттуда. Через два года большой двухэтажный маркеловский дом с двумя флигелями перешел к коммуне «Просвет». Его перевезли из Фефелова и поставили на северном берегу Бородавского озера в деревне Захарьино Родинского сельского совета.

В фефеловском доме Богдановича долгое время размещалась школа. В 1960-е годы здание разобрали. Часть дома перевезли в Ферапонтово — в нем размещался промтоварный магазин.

Пять километров от Ферапонтова по старой Кирилловской дороге — и вы в Лукинском, где сохранились остатки другой старинной усадьбы. Лукинское стоит на красивом мысу, песчаные берега круто спускаются к Бородавскому озеру. Неподалеку шумит Священная роща, некогда излюбленное место праздничных гуляний здешних обитателей. Господский дом стоял посреди парка, где кроме привычных лип росло много боярышника. Жили в усадьбе когда-то Василий Николаевич и Раиса Николаевна Сиверские, по происхождению из крестьян. Фамилия Сиверские — новоприобретенная, говорящая о месте их рождения, деревне Сиверово Ферапонтовской волости. По отцу брат и сестра назывались Евстратовы. Сиверские-Евстратовы вели в уезде небольшую торговлю, имели магазины в Ферапонтове, но не выдержали конкуренции. Пришлось усадьбу Лукинское отдать за долги предприимчивому кирилловскому купцу Александру Александровичу Валькову, сестра которого, кстати, была замужем за Зосимой Ивановичем Маркеловым. О размахе торговли купца Валькова можно судить по сохранившейся рекламе, предлагавшей покупателям чай, колониальную бакалею, русские и иностранные виноградные вина, водку. В Кириллове Вальков имел свое крендельное и булочное производство, в его лавках, стоявших по Гостинодворской, ныне Комсомольской улице, продавался самый ходовой товар — свечи, краска, гвозди... Колониальными товарами Вальков торговал в доме, где теперь размещается милиция, а на углу Гостинодворской и Большой Вологодской (улица Победы), на месте нынешнего рынка, стоял его двухэтажный деревянный дом с пивной лавкой и книжным магазином.

Основной доход приносили купцу маслобойные заводы. Вальков успешно повел дело, устроив две маслобойни даже в Сибири, около Кургана.

Через свои лавки он расплачивался за скупаемое молоко частью производимого продукта, а излишки сбывал втридорога. В Кирилловском уезде Вальков также завел несколько маслозаводов, получающих сливки. Один из них действовал в центре города, на Гостинодворской улице. В Лукинском кирилловский купец завел полукаменный коровник на несколько десятков голов, а рядом завод, производящий сливки и сыры. Двухэтажный усадебный дом Валькова в Лукинском в 20-е годы стал общежитием коммунаров. В 60-е годы один из его этажей разобрали и перевезли в Ферапонтово — ныне это спортзал при ферапонтовской школе.

На высоком берегу Бородавского озера в семи километрах от Ферапонтова расположена усадьба Горка. Во второй половине XIX века здесь жил помещик Василий Федорович Комаровский. Ему же частично принадлежали деревни Зайцеве и Есюнино, чьи земли соседствовали с землями Никольской Бородавской церкви, построенной в 1791 году.

В 1895 году Комаровский продал усадьбу Горка дворянину, гласному уездного земского собрания и члену кирилловской управы Александру Алексеевичу Николаеву. Последний владелец в декабре 1917 года был арестован за то, что отказывался выехать из своего дома. Его выслали в Олонец, где он и умер.

В наши дни в местечке Горка среди старинного парка стоит деревянный двухэтажный особняк, к которому подводит березовая аллея. От другого крыльца сбегает на берег озера, к баньке, тропинка, обсаженная соснами. Поляну перед домом красиво обрамляет череда берез. Южный склон холма засажен елями, образующими треугольник с прудом посередине.

Никому из прежних владельцев здешних усадеб не пришлось дожить свой век у родного гнезда. Новая власть не только лишила имущества прежних хозяев, но и выслала их за пределы губернии. Долгие годы даже дети переселенцев боялись посещать свою родину. И, глядя сегодня на заброшенные углы, бывшие когда-то очагами культурной жизни края, не покидает ощущение досады за бездарно растраченные богатства и силы народа.

В округе Ферапонтова монастыря находилось несколько приходских церквей, замечательных своей архитектурой. Когда речь заходит о русском деревянном зодчестве, невозможно обойти вниманием церковь Положения пояса и ризы Богородицы из села Бородава. Этот скромный бревенчатый храм, перевезенный в 1957 году на территорию Кирилло-Белозерского монастыря, едва ли не самый ранних из дошедших до нас деревянных памятников Севера. Согласно надписи на антиминсе, храм построен в 1485 году архиепископом ростовским Иоасафом на земле, принадлежащей Ферапонтову монастырю. По его же просьбе с 1-го апреля 1489 года по жалованной грамоте архиепископа ростовского Тихона причт церкви Ризположения в Бородаве освобождался от церковной дани и пошлин. Церковь была поставлена при впадении речки Бородавы в Шексну в 25 верстах от Ферапонтова монастыря.

В XV веке у церкви Ризположения располагался погост и деревня Бородава. До нас не дошли сведения о числе жителей в этом поселении в средние века, но известно, что в XIX веке количество дворов достигало 24-х, а число жителей — 53-х мужского и 78-ми женского полу. Из «Ведомости о церкви Рождества пресвятой Богородицы Кирилловского уезда в селе Вогнема за 1848 год» мы видим, что церковь Ризположения на Бородаве «приписана к сей церкви издавна... служение в ней бывает 2 июля и 31 августа и во другие дни по случаю там кладбища».

Сама деревня Бородава в 1960-х годах попала в зону затопления при строительстве новых шлюзов в системе Волго-Балта. А церковь — северная красавица — встала сиротой на пустом дворе Кирилло-Белозерского монастыря-заповедника. Здесь ее отреставрировали, освободив от поздних деталей. К сожалению, девятнадцать древних икон из этого храма, переданные на реставрацию в Москву, назад так и не вернулись. Среди них и наиболее известная — «Положение ризы и пояса Богоматери» XV века...

Но Ризположенский храм не был единственным украшением Ферапонтовской округи. На противоположном берегу Бородавского озера стоит Никольская церковь. В 1950-е годы с нее сняли главу и сделали двухскатную кровлю, и оказалась она на территории пионерского лагеря «Чайка», теперь в ней в летнее время живут дети.

История церкви Николая Чудотворца на Бородаве уходит в далекое прошлое. Можно допустить, что время ее основания близко к церкви Ризположения. В Писцовой книге XVI века читаем: «Погост у озера Бородавского. А на погосте церковь Николая Чудотворца древяна клецки да церковь теплая Параскевы нареченная Пятница, древяна вверх. А в церквах образы и книги, и свечи, и ризы, и колокола и всякое церковное строение — мирское. А церкви ставят приходом... А стал тот погост и церкви поставили ново на бородавской земли деревни Зайцева после Федора письма Чюлкова». В 1791 году Никольская церковь была перестроена, появился «теплый» престол во имя преподобного Антония Римлянина. Церковь обшили тесом, побелили и покрыли черным железом, рядом построили деревянную колокольню. В 1801 году в полутора верстах от церкви в деревне Малино поставили деревянную часовню во имя Владимирской Божьей Матери.

От XIX века по Никольской церкви на Бородаве среди прочих документов дошли до нас церковные ведомости с 1858 по 1915 год, которые позволяют судить о числе деревень в Бородавском приходе, времени возникновения новых деревень, количестве жителей каждой деревни, о числе проживавших там дворян, крестьян и военных. К примеру, в 1911 году в приходе проживали 654 человека, на каждого крестьянина приходилась 31 десятина земли. Небезынтересен и тот факт, что «Общества трезвости в приходе нет, да и пьянства нет, так как прихожане весьма бедны и с великим трудом прокармливают себя и свои семейства...»


* * *


Когда размышляешь о будущем северной русской деревни, не покидает чувство тревоги.

Судьба ее опять на переломе. Не успели вроде порадоваться, что деревня и ее обитатели болезненно, но все-таки пережили начавшийся в 1960-х годах опасный период планомерного уничтожения малых деревень и переселения их жителей в безликие поселки городского типа. Ряд исторических деревень Бородавской округи был стерт с лица земли. В одном только Ферапонтовском сельском совете за последние пятнадцать лет недосчитались деревень пятидесяти.


И вот беда грозит с обратной стороны. Истосковавшиеся по свежим овощам горожане захватывают участки, вытесняя немногих оставшихся на земле коренных жителей. Не зная вековых традиций землепользования, временные хозяева способны за короткий срок нанести невосполнимый вред хрупкой природе Русского Севера.

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group