История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Наши сайты:


Подготовьте себя заранее к поездке в

Ферапонтово

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://ferapontov-monastyr.ru/catalog/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Библиотека ПАТРИАРХ НИКОН В ФЕРАПОНТОВОМ МОНАСТЫРЕ Патриарх Никон. Труды. Извещение о рождении и воспитании и о житии Святейшего Никона, Патриарха Московского и Всея России ... (5)

ИЗВЕЩЕНИЕ О РОЖДЕНИИ И ВОСПИТАНИИ И О ЖИТИИ СВЯТЕЙШЕГО НИКОНА, ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РОССИИ ... (5)


Патриарх Никон.Труды

Научное исследование,

общая редакция В.В. Шмидта



ИЗВЕЩЕНИЕ О РОЖДЕНИИ И ВОСПИТАНИИИ О ЖИТИИ СВЯТЕЙШАГО НИКОНА, ПАТРИАРХА МОСКОВКАГО И ВСЕЯ РОССИИ,


написанное клириком его Иоанном Шушериным

(с печатного издания 1817 года, сличеннаго с тремя древнейшими списками)

(Продолжение)


Еще же оному присланному Козьме Лопухину медлящу у Святейшаго Патриарха, прииде от царствующаго града брат его Козьмин Феодор Лопухин, возвещая Святейшему Патриарху, яко благочестивейший Царь Алексий Михайлович преставися от сего света и отыде ко оному блаженству.

Егда же услыша блаженный, яко Царь умре, воздохнув вельми от сердца и прослезися, и рече: воля Господня да будет, аще бо зде с нами прощения не получи, но во страшное пришествие Господне судитися имамы; Феодор же Лопухин, моля Святейшаго Патриарха прилежно, да подаст прощение благочестивейшему Царю на письме. Блаженный же рече: мы подражая Учителя своего Христа, реченное во Евангелии святом: оставляйте, оставится и вам; аз же ныне глаголю: Бог его простит, а на письме не учиню; нам бо он при жизни своей из заточения сего свободы не учини.

Оный же присланный привезе блаженному на поминовение души благочестиваго Царя в милостыню денег 100 рублей, да мех песцовой черной; блаженный же сия приняв благочестивейшему Царю поминовение творя по чину, якоже Святая Церковь содержит.

По смерти же благочестиваго Царя Алексия Михайловича Царский престол и скипетр восприя сын его, благороднейший Царевич Феодор Алексиевич, юн сый и венчан царским венцем, и бысть Царь всея великия и малыя и белыя России самодержец.

На блаженнаго же Никона паки диавол бурю возставляет, чрез свое орудие злых человек, воспоминанием вышереченнаго чернеца Ионы нелепых блядословий, и тем подвижут на гнев Святейшаго Патриарха Иоакима; и паки посылаются прежния немилостивыя приставницы Князь Самуил Юсупов, Иоанн Ададуров и сотник, и с ним 30 человек стрельцов; приставницы же оныя много туги, и озлобления, и тесноты творяще блаженному; он же терпя вся благодарив Бога, глаголя: не постави Господи им во грех сего.

По времяни же мнозем и озлоблении, повелением Самодержца и Патриарха посылаемы суть с Москвы в Ферапонтов монастырь Чудова монастыря архимандрит Павел, да дворянскаго чину Иоанн Желябовской, дьяк Семен Румянцев, и вдаша им многия лжесоставныя письменныя вины, яже клеветаху на него лжесвидетелие неправеднии, ласкателие, миролюбцы, паче же человекоугодницы, повелеша им, яко да вопросят блаженнаго о всем подробно, и да переведут его оттуда в Кириллов монастырь на Бело же езеро, да тамо пребудет в заточении.

Посланнии же достигше в монастырь Ферапонтов, внезапу входят в монастырь и в церковь; блаженному ж сего неведущу вины пришествия их; они же посылают ко Святейшему Никону, дабы он шел в церковь к ним. Блаженный же ни мало не медля, шед в церковь и обычная сотвори; посланнии же наречие от Самодержца в Патриарха возвестиша, и вину своего пришествия. Он же достойную честь Царскому Величеству и Патриарху отдав, глаголя: воля Господня да будет и Великаго Государя, не убоюся от тем людей окрест нападающих на мя, аще что и смертно пострадати готов есмь. Присланный же приставник Иоанн рыкнув яко лев свирепо на блаженнаго, и нача песски неистовая блядословия износити.

Блаженный же Никон архимандриту тихо рече: аще убо и ты чрез святыя каноны к нам прислан, но обаче да ты глаголеши нам, сему же повелиши да молчит; и абие наченшим им чести наказ, и писанный на него лжесоставныя вины полны суть всякия неправды: того бо неправеднаго злословия множае триех сот статей имуще, и вопрошаху его противу всех статей подробно.

Блаженный же ответ творя, якоже Дух Святый разум ему во глаголании подавая: не токмо бо сия, но и от Божественнаго писания много изрече приличная сему. Егда же вся поведанная совершишася о нем, тогда блаженному в келии его и вход запретиша; и абие послаша его вскоре за крепкими стражи в заточение на Белоозеро в Кириллов монастырь, и предаша его стражам твердо стрещи; келии бо, идеже его заточили, неугожи вельми от необычнаго же нагревания и угару; прият же блаженный от сего великую болезнь, в мале бо и жития не сконча.

Братию же их блаженный в келии име иеромонаха Варлаама, иеродиакона Мардария, предаша их стражам твердо стрещи; многа же озлобления от стражей претерпеша и по мале времени послаша их в заточение в Крестной монастырь; бе бо той монастырь на море окияне, строения Святейшаго Никона Патриарха, и пребыша тамо они в заточении седмь лет.

Келейную же казну в всякия вещи его, яже блаженный име, посланнии все преписавше и отвезоша в Кириллов монастырь, и положиша в палату запечатав, заповедавше твердо стрещи. От вещей же келейных не даша ему и нуждных потреб, и повеленная вся исполнше, абие паки возвратишася к царствующему граду Москве, и вся соделанная ими о блаженнем Никоне Самодержцу и Святейшему Патриарху возвестиша, и против их вопросов блаженнаго ответы писанныя принесше.

Архимандрит же Павел, жалея о блаженнем Никоне, яко виде при смерти его от келейнаго угару, возвещая Святейшему Иоакиму Патриарху, дабы поволел устроити блаженному Никону новые келии, да не безвременною скончается смертию, бе бо блаженный Никон главою вельми скорбен. Святейший же Иоаким Патриарх многих ради духовных и мирских правлений, и вседневных докук, положи сия глаголы в забвении.

По времени же некоем паки посылает Святейший Патриарх в Кириллов монастырь ко блаженному Никону ризничаго своего диакона Иоакинфа, повеле ему взяти у блаженнаго панагию юже име у себя от времени того, внегда взяту ему бывшу из Воскресенскаго монастыря, и две печати серебряныя, едина велика, на ней же воображен образ Воскресения Христова, другая же меньшая складная Святейшаго Иосифа Патриарха Московскаго, иже прежде его бе; и той диакон Иоакинф Кириллова монастыря дошед, вся повеленная ему исполни.

Блаженный же Никон вся сия отдаде без всякаго препятствия; той же Иоакинф повеле, тоя обители владущим, и келии новыя ему устроити повелением Святейшаго Патриарха Иоакима. Блаженный же Никон, отдавая панагию и печати, многая изрече ему от Божественнаго писания прилично сему, и тако отпусти его с миром к царствующему граду. Многому же продолжающуся времени, блаженному же Никону во изгнании в том монастыре терпящу всякия нужды и озлобления прежняго не менее, яже терпе в Ферапонтове монастыре, в келии бо пребысть неисходно кроме церковныя службы, но только Бога моля о царском многолетнем здравии, и всего мира состоянии; и труды к трудам прилагая, якоже бе ему обычай, и непрестанное попечение име во вся дни живота своего о обители Воскресенской и о церкви святей, юже сам основа и не соверши, вельми бо жалея о том, и Бога моля непрестанно, яко дабы ему паки во обители Воскресенской быти и навершити каменную великую церковь; обаче сего в жизни своей не получи.

Благочестивому же Царю Феодору Алексиевичу в возраст совершенный приспевающу, нача разсматривати о блаженнем Никоне, како изгнан и заточен, и много о сем всячески испытуя.

Благородная же и благочестивая Царевна и Великая Княжна Татиана Михайловна, тетка благочестиваго Царя Феодора Алексиевича, из детскаго своего возраста зело любляше Святейшаго Никона Патриарха и почиташе его яко отца и пастыря, зря же толикое блаженнаго многое время во изгнании страждуща, и многия скорби от немилостивых приставников приемлюща, возжале душею и умилися сердцем, воспоминая блаженнаго добродеяния и труды, яже иногда попечение велие имея о всем доме их Царском во время великаго поветрия мороваго, како преходя с ними от града во град, и от места до места, спасая и соблюдая их, ища благораствореннаго воздуха от поветрия того.

И видя благочестиваго Царя Феодора Алексиевича анепсия41 своего ревность благу имеюща о Никоне блаженнем, нача воспоминати ему часто, како бывшу ему на престоле и любовь имевшу со отцем его благочестивым Царем Алексием Михайловичем, и како их спасая от поветрия мороваго и всякия его благодеяния, подробно ему сказывая, и како изгнан бысть, и терпение его в заточении.

И о строении монастыря Воскресенскаго, и о наченшейся каменной великой церкви, юже основа блаженный во образ святыя Иерусалимския церкви, яже есть во граде святем Иерусалиме Воскресения Христа Бога нашего, идеже гроб Спасителев и Голгофа святая со иными святыми спасительными Его страстьми, яже ныне стоит несовершенна, во всяком великом презрении, и неимуща о сем ни от кого попечения, еже бы ту святую церковь совершити, и яко да улучит свободу от заточения Никон блаженный.

Благочестивый же Царь Феодор Алексиевич слышав сия о блаженнем Никоне, и остроении монастыря Воскресенскаго, и о святой церкви от многих, яко пречудна зело, и стоит в велицем презрении, в несовершении, начат о сем размышляти; возсия бо свыше благодать Пресвятаго Духа в сердце его и отверзошася ему умныя очи его к милости щедрот, и первее убо начат милость свою являти ко обители святей Воскресенской и желая видети то, аще от многих о сем и возбраняем весьма, но положи намерение благое быти тому, еже видети своима очима.

По времени же некоем настоящаго года 187 (1678 г.) декемвриа 1 дня благоволи Великий Государь Царь и Великий Князь Феодор Алексиевич всеа России самодержец, по благому своему намерению, шествие сотворити во обитель святую Воскресения Христова, еже есть новый Иерусалим, зовется по наречению во благочестии сияющаго, блаженныя и вечнодостойныя памяти благовернаго Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всеа России самодержца, егда бывшу ему в том монастыре Воскресенском на освящении первыя древяныя церкви Воскресения Христова, и о том наречении соизволи Царь благочестивый ко Святейшему Патриарху Никону и писание послати своея десницы.

И егда бывшу ему, благочестивейшему Царю Феодору Алексиевичу, во обители Воскресенской, узре своима очима строение святаго монастыря и великия каменныя церкви здание большое и несовершенное, и обитель стоит на месте прекрасном, возлюби зело; и о сем вельми удивися, яко здание таковое пречудное оставлено в презрении великом, и воздохнув от сердца, ревностию же возгоревся по Бозе, якоже иногда древние Цари благочестивыя греческия Константин Великий, Иустиниан и Феодосий, положи мысль благу во уме своем и в сердце, яко да совершит тую великую каменную церковь, якоже и бысть; и о сем соизволи Царь благочестивый ближнему своему человеку, именем Михаилу по реклу Лихареву, обитель святую во всяком снабдении ему вручити и о строении святыя великия церкви попечение имати.

И тако Господу Богу изволившу свыше милостию своею на обитель святую призрети, якоже на древний Иерусалим, паки царским повелением запустелое здание здати начата. Бысть же в презрении обитель святая и незнаема никем и великая церковь нестроена 14 лет и 3 месяца, от дня взятия из Воскресенскаго монастыря в Ферапонтов Святейшаго Никона Патриарха: и тако по воле великаго Спасителя нашаго Бога строющаго всяческая зиждительным Своим словом, и тщательным усердством Царя благочестива словом и делом, начася к совершению приходити.

И бывшу благочестивейшему Царю во обители дни многи, удоволи же и братию милостынею довольно и возвратися к царствующему граду Москве, и тако нача почасту во обитель святую Царь приходити42 .

В некое же время бывшу Царю благочестивейшему во святей обители Воскресенской, архимандриту тоя обители Варсонофию жития сего отшедшу, повелевает убо Царь, яко да изберут себе братия архимандрита, и еще к сему сице прирек, возсия бо свыше над него солнце правды Христос Бог наш, положи ему в сердце мысль благу: «аще хощете, да взят будет семо Никон Патриарх наченший обитель сию, иже нача и великую церковь созидати к совершению, и вы дадите мне прошение за своима руками (сиречь челобитную), а Бог милостивый помощь подаст, а то дело исправится»; и бысть тако.

Обители же тоя строитель Герман и казначей Сергий и многия от братий Царскому лицу его предстояще, слышавше же слово из уст его, возрадовашася радостию велиею от всего сердца, и шедше возвестиша слово сие всей братии; братия же сия слышавше, хвалу и славу воздаша в Троице славимому Богу и Пречистей Богородице, яко таковая Бог творит угодником своим, и абие вси единодушно написаша Великому Государю прошение, сицев образ имущее:


«Царю Государю и Великому Князю Феодору Алексиевичу всея великия и малыя и белыя России самодержцу; бьют челом богомольцы твои Воскресенскаго монастыря строитель старец Герман, казначей старец Сергий с братиею: благоволением Божиим, Великий Государь, в превеличестве милости, не точию человеческими, но и безплотных умов смыслы необъятаго Бога нашаго, Твоего благочестивейшаго, нашаго же и всех христиан единаго Владыки и Царя, присно обносящему тому прелюбимое и любящее, над всех его самаго сердце, обращающаго во благоугодное изволение, яко же весть сам, по премудрому; и преклонившаго в неизреченное ко всем благоутробие и конечную милость, и ко святей сей обители, и великому сему подобнообразному перваго на месте животодательных Христовых страстей и живоноснаго Его пресветлаго Воскресения созданнаго храма, и к нам нищим твоим Государевым рабом и богомольцем; о них же радуемся превеликою радостию и торжествуем торжествованием премногим, яко и прешедшии море печалей и страстей чермное Моисеом, и вселишася в землю обетования, всегдашния радости о Христе Воскресшем во Иерусалиме; токмо малое недостает, благий Владыко, яко неуподобихомся древним израильтяном изнесшим кости, от глада их избавльшаго, Иосифа от Египта, и в новых Константинополяном, умолившим благочестиваго Царя Феодосия, о возвращении Иоанна Златоустаго от Коман яко и до сего времени моления непрострохом, об отце нашем, избавльшем нас от глада не слышания словес Божиих, и удоволившаго нас насыщением тучнаго тельца и Агнца, Им же питающиеся во веки не умирают. Тем ныне молим твоего благочестивейшаго нашаго Государя Царя, богоподобное благоутробие, помилуй нас, нищих своих богомольцов: подаждь церкви исполнение, приведи кораблю кормчия, пошли пастыря стаду, пристави главу к телу, христоподражательнаго нашего наставника Святейшаго Никона проведшаго нас море мира, яко Моисея, повели, да и землю обетования, юже наследствуем твоим прещедрым богатодарным подаянием обильно, такожде наследствовати и нам да разделит, яко Иисус и Елеазар ведый всех, по разсмотрительному коемуждо достойному приличеству; изведи из темницы душу его, яко блаженнаго иногда Игнатия Патриарха Цареградскаго из заключения, повели свободити из Кириллова монастыря в монастырь Живоноснаго Христова Воскресения, растущий в высоту повсюднаго прославления, яко древо плодовитое; при исходищах твоего богатодаровитаго и щедролюбнаго излияния, насаждаемый и упоеваемый, да и он с нами купно твоих пребогатых щедрот насладится и в старости возвеселится. Царь Государь смилуйся!»


У подлинной челобитной строителя и казначея и братии приложено рук с 60.


Таково прошение благочестивейшему Царю вручивше и слезно моливше, яко да повелит возвратить от заточения Никона блаженнаго.

Царь же Благочестивый приим молительное от братии прошение, и пребыв во обители дни довольны, и возвратися к царствующему граду Москве; и пришедшу благочестивейшему в царская, и нача мысль свою Святейшему Иоакиму Патриарху Московскому и всея России изъявляти о Никоне Патриархе, яко да получит свободу из заточения, и имать пребывати в своем новопостроенном монастыре Воскресенском и церковь Божию, юже основа, да совершит.

Патриарх же сия слышав, нача отрицатися, глаголя: яко сие дело учинися не нами, но от великаго Собора Святейших Вселенских Патриархов, и нам того без ведома их учинить ничего невозможно; и о том Царю буди твоя воля.

Видев же Царь благочестивый, яко Патриарх на сие не соблаговоляет, вельми опечалися, и паки почасту Святейшему воспоминая о блаженном Никоне, яко да получит от заточения свободу; Патриарху же ни мало на сие изволяющу, но паче отрицающуся и возбраняющу о сем.

По времени же малом Царь благочестивый Собор собрав в Патриаршей Крестовой полате, всех Архиереов и весь освященный Собор, тамо же и самому благочестивейшему Царю бывшу с своим царским сигклитом, абие Царь намерение свое всем яве сотвори, вкупе и прошение с молением предложено, да будет свобожден из заточения Никон Патриарх.

Патриарх же Иоаким вельми о сем крепляшеся, яко да пребудет Никон тамо; Архиереи же аще и бояхуся Патриарха, но обаче мнози от них зело по Царе побораху, единогласне и явно глаголаху: яко да взят будет Никон Патриарх из заточения в свой новопостроенный Воскресенский монастырь, и тамо да пребывает. Святейшему же Иоакиму Патриарху на сие дело несоблаговоляющу: и тако розыдеся Собор той.

И виде убо Царь благочестивый, яко ничтоже бысть; и малу времени минувшу призывает Патриарха во царская и паки молит его с теткою своею благородною Царевною и Великою Княжною Татианою Михайловною с великим прошением о свобождении из заточения Никона Патриарха. Он же ни мало на прошение их царское преклонися и на сие дело благое, дабы ослабу тому учинити, но паче отрицаяся глаголя: яко не мы то учинили, но Собор великий и Вселенския Патриархи, а мы дерзнути на сие о свободе без Вселенских Патриархов не смеем.

Царь же благочестивый опечалися вельми, яко не позволяет Патриарх из заточения свободити Никона Патриарха, возжалеся убо о нем, яко толико лет во изгнании страждет, восписа к нему писание утешительное десницею своею, во еже бы ему молити в Троице славимаго Бога и Пречистую Богородицу и всех святых, о их царском многолетнем здравии и всего мира состоянии и ожидати к себе его, Царскаго Величества, милости и праведнаго разсмотрения.

Оное же писание посла со иеродиаконом Мардарием, внегда взяту ему бывшу из заточения Крестнаго монастыря со окияна моря со иеромонахом Варлаамом; в тоже время свобожден бысть им из изгнания клирик Иоанн Корнильев из великаго Нова-града, по прошению Государыни благоверныя Царевны и Великия Княжны Татианы Михайловны.

Блаженный же Никон царское писание радостне прият и писанное увидев, яко Царское Величество таковое велие попечение имеет о нем, и из заточения свободну быти желает, и паки быти в строении своем в монастыре Воскресенском, и навершити недовершенное дело, юже сам нача здати великую церковь Воскресения Христова, и видети его желает; зане слышит благочестивейший о нем от многих, яко премудр бе зело и Божественнаго писания снискатель, и истинный рачитель, и поборник по святей непорочней вере, и хранитель святых Божественных догматов.

По прочтении же убо онаго писания возрадовася блаженный душею и сердцем о Господе Бозе духовне, и хвалу воздав всех Спасителю нашему Богу, яко призре на смирение раба своего благодатию Своею святою свыше, и Царю благочестивому дарова духовное желание сердца о нем, и о обители Воскресения Христова, и о совершении церкви; малу отраду от всех скорбей и печалей прият.

Царь же благочестивый больша распалашеся любовию ко обители святей и о навершении великия церкви, и о свободе из заточения блаженнаго Никона, зане Царь благочестивый нача по благому намерению своему, яже верою к Богу, церковь великую навершати, царскою своею казною, елико потребно даяти неоскудно.

Блаженный же Никон, аще от Царя и милость обрете, но обаче зело скорбию одержим бе, изнемогая вельми, такожде и Царь скорбию изнемогая, и того ради замедление оному намерению цареву, еже о взятии блаженнаго из Кириллова монастыря в Воскресенской монастырь учинися.

Егда же бе блаженному скорбь люте умножашеся, тогда убо обители тоя архимандрит Никита восписа к царствующему граду Москве Святейшему Патриарху возвещая о Никоне блаженнем, яко вельми изнемогает и близ смерти (приял бо уже той и схиму и елеосвящение по седми дней, а имени своего не благоволил переменити), и о сем, как благоволит Святейший, егда Бог преселит его от жизни сея, како и кому над ним чин погребения творити, и о поминовении имени его, и где положити тело его, и о всем прося, како творити. И вскоре оное писание Патриарху дойде, и писанное все уведав, яже о блаженнем Никоне, и повеле в Кириллов монастырь вскоре отписати ко архимандриту, повелевая его посхимити, а егда преставится Никон, тогда чин погребения над ним ему, архимандриту, творити монашеский просто, якоже и прочим монахом чин погребения бывает, а тело его положити в паперти; а благочестивому Царю о сем ничего неизвестно.

Уведав же о сем Царь благочестивый, яко тако писано в Кириллов монастырь о блаженнем, посла к Патриарху, да повелит оное писание возвратити; он же глагола, яко уже то писание есть тамо.

Блаженный же Никон, видя себя в скорби велицей и уже близ смерти, написа писание кратко своею рукою, и посла в монастырь Воскресения Христова в строение свое, к сыновом и учеником своим и всей братии образ сицев имущее:


«Благословение Никона Патриарха сыном нашим архимандриту Герману, иеромонаху Варлааму, монаху Сергию, монаху Ипполиту и вкупе всей братии; ведомо вам буди, яко болен есмь болезнию великою, вставати не могу; на двор выйти не могу ж, лежу в гноищи, исходящее из мя под себя; а милость Великаго Государя была, что хотел меня взяти по вашему челобитью, и писав жаловал своею рукою, а ныне то время совершилося, а его милостиваго указу несть; умрети мне будет внезапу; пожалуйте, чада моя, не попомните моей грубости, побейте челом о мне еще Великому Государю, не дайте мне напрасною смертию погибнути, уже бо моего жития конец приходит, а каков я, и то вам про меня подробно скажет Иоанн, который от вас живет на приказе в Богословском».


Оное ж писание дойде в монастырь Воскресенский архимандриту и всей братии, и писанное уведавше, яже писа блаженный о себе, архимандрит же и братия вся, плача и сетования и слезнаго рыдания исполнишася, уведавше своего отца и пастыря в толицей скорби велицей и близ смерти.

Писание же оно Воскресенской архимандрит вручи Царю благочестивому, моля его со слезами о возвращении своего отца во обитель, юже он, блаженный Никон, основа.

Царь же благочестивый писание прием и виде писанное блаженным, яко в скорби велицей и близ смерти, зело возжале о блаженнем и умилися душевно, паки нача просити Святейшаго Патриарха и всего освященнаго Собора молити, яко да возмется от заточения Патриарх Никон, глаголя: яко при смерти есть; Патриарх же Иоаким и Собор весь глаголя Царю: буди по воли твоей благочестивый Царю.

Прием же Царь благословение от Патриарха и всего Собора, посылает убо в Кириллов монастырь наскоро Конюшеннаго приказу дьяка Иоанна Чепелева, повелевая ему взяти блаженнаго Никона, аще жив есть или мертв, и быти ему в строении своем в монастыре Воскресенском.

Посланный же пути ятся и в Кириллов монастырь прииде скоро, блаженный же Никон прежде пришествия онаго дьяка за един день или вящше, аще и скорбен вельми, но яко нача готовитися в путь; сущии же братия с ним зряще его тако творяща, мняху яко в скорби и безпамятстве сие творит; ею же ему творящу не единожды, но многажды.

В день же той, в онь же посланный от царствующаго града прииде, блаженный же Никон нача, яко убиратися, и одеяся во свою одежду, и сяде во своя кресла, яже суть в предсении, или на крыльце, и своим глагола: аз готов есмь, а вы чесо ради не убираетеся: зрите, вскоре бо по нас будут; они же сие слышавше мняху его, яко в скорби своей сие глаголет.

И абие внезапу к келии прииде оный посланный с повелением царевым, возвещая блаженному Никону царскую милость, яко благоволит Царь благочестивый итти тебе в свое строение в Воскресенской монастырь.

Блаженный же едва с великою нуждою востав честь подобающую царскому лицу творя, понеже немощен вельми.

И начаша уготовляти на путь струги, путь бо предлежит вниз по реке Шексне, и вся уготовляше ко плаванию ручному, и всадивше блаженнаго в сани до реки, до уготованных стругов довезоша, и с великим трудом всадиша в оный струг, бе бо труден вельми от немощи, и тако пути яшася вниз по реке.

Воскресенскаго же монастыря архамандрит с братиею послаша во сретение блаженному Никону иеромонаха Варлаама, иже прежде бе жительствуя у блаженнаго Никона в Ферапонтове монастыре многая лета, о нем же и выше речено бысть, и иеродиакона Серафима и с Мологи приписнаго Афанасьевскаго монастыря строителя иеромонаха Тихона.

Посланныя же оныя встретиша его еще недостигша реки Волги за двадцать поприщ, и тут благословение от него прияша и Архимандриту и всей братии Воскресенскаго монастыря испросиша.

Блаженный всем подал мир и благословение, и паки яшася пути тою же рекою; и егда им приспевшим к реке Волге, тогда оный посланный восхоте итти Волгою вверх.

Блаженный же Никон не восхоте, но повеле плыти Волгою вниз до града Ярославля; и егда им плывшим реками Шексною и Волгою до Ярославля обретающияся же грады и села (минующа), в них же живущии людие исхождаху во сретение и приношаху потребная, и провождаху со слезами далече.

И августа 16 дня порану достигшим им монастыря Пресвятыя Богородицы, иже есть на Толге шесть поприщ имуще от града Ярославля, за полпоприща же монастыря того и тут блаженный повеле пристати ко брегу, понеже бо от скорби вельми изнемогая, и причастися тут Святых и Пречистых Тела в Крови Христовы запасных Великаго четвертка Таин от руки своего духовнаго отца архимандрита Никиты Кириллова монастыря.

И потом приставшим им близ ко брегу Толгскаго монастыря, игумен же монастыря того с братиею изыде во сретение, с ними же тут прииде преждепомянутый Сергий, бывший архимандрит Спасскаго монастыря, что в Ярославле; той бо Сергий во время изгнания блаженнаго Никона, егда при Вселенских Патриархах на соборех и на дворе, на нем же блаженный за стражею бысть, много ему досады творяй паче иных, о нем же и прежде изъявися.

Той бо Сергий видев блаженнаго, яко уже в смерти суща, припаде к ногам его со слезами умильныя глаголы вещая и рече: прости мя, Святче Божий, яко всех сих поношений на тя, их же ты понесл еси, повинен аз досаждению и всякую злобу святыни твоей во время изгнания твоего творя Собору угождая.

К сему же и ино нечто поведа, и рече: яко днесь по святей и Божественней литургии и по вкушении братския трапезы возлегшу ми мало уснути, и абие во сне явился мне Святейший Патриарх Никон глаголя: брате Сергие, возстани, сотворим прощение, и абие нача у келии моей страж монастырской тукати глаголя: яко шествует Волгою Святейший Никон Патриарх и близ монастыря. Игумен и братия пошли в сретение ему, аз же сия видев и от стража слышав, трепетен бых, ужасохся, возста и едва в себя пришед, текох скоро во след братии и приидох семо ко твоей, владыко, святыни прощение прося; и абие прощение от блаженнаго оный Сергий ту получи и виденное сам пред всеми поведа.

Блаженному же Никону вельми скорбию одержиму, уже к смерти варит; и тако яко ко граду Ярославлю приставшим, граждане же града того слышавше пришествия его текоша вси радующеся ко блаженному благословения ради, видяще своего пастыря восвояси и ко своим возвращающася, и абие зряще его на одре смертнем лежаща и близ смерти с плачем велиим и рыданием приходяще, припадающе к нему, просяще благословения и прощения, целующе руце его и нозе.

И тако им от всенароднаго собрания с трудом велиим вшедшим в реку Которосль; народи же струг со блаженным влекуще, овии по брегу, иние же в воде бродяще даже до чресл, и приставльшим близ обители Всемилостиваго Спаса, в тут прииде града того воевода со множеством народа, такожде и архимандрит Спасской со священным собором обители своея; и всего града вси носяще потребная и благословения просяще.

Блаженному же Никону уже изнемогшу вельми, и ничтоже вещающу, токмо десницу свою дая целовати; народа же множество собирахуся и стужаху ему вельми своим прихождением. Архимандрит же Кириллова монастыря Никита, иже бе духовник блаженному Никону, и посланный дьяк, видя народ умножающийся, повелеша оный струг, в нем же блаженный, на другую страну реки превести.

Вечернему убо часу приспевшу, егда же во граде начаша к вечернему пению благовестити, нача блаженный Никон конечне изнемогати и озиратися, яко бы видя неких пришедших к нему, також своима рукама лице, и власы, и браду, и одежду со опасением опрятовати, яко бы в путь готовитися; архимандрит же Никита, и братия, и присланный диак, видя блаженнаго конечне дыхающа, начаша исходное последование над ними пети.

Блаженный же возлег на уготованном одре, дав благословение своим учеником, руце к персем пригнув, со всяким благоговением и в добром исповедании, благодаря Бога о всем, яко во страдании течение свое соверши, с миром успе, душу свою в руце Богу предаде, Его же возлюби.

От жития сего отыде в вечное блаженство в настоящее лето от создания мира 7189 (1681 г.), месяца августа в 17 день.

Града же того Архимандрит со всем освященным собором певше токмо литию; прииде же тут воевода града того со множеством народа плачущеся и рыдающе со слезами о лишении своего пастыря и учителя; присланный же диак поеха наскоро к царствующему граду Москве Царю благочестивому учинити весть о преставлении блаженнаго Никона, яко преставися в вечный покой.

Благочестивый же Царь еще не ведая преставления блаженнаго Никона, посла во сретение ему царскую свою карету со множеством коней добрейших; по преставлении же во вторый день посланныя приидоша со оною каретою и обретоша блаженнаго преставльшагося, и устроивше возило со всяким опасением твердо, и возложше гроб с телом блаженнаго, и тако в путь шествующе к царствующему граду Москве; во градех же и в селех сретающе тело блаженнаго со псалмы литии поюще, со слезами провождаху.

Егда же достигшим им близ слободы Александровой, Девичья монастыря игумения со всеми черноризицами числом не менее двою сот изыде во сретение вне монастыря со звоном и со славословием, поюще литию слезы точаще, с великим воплем восклицающе, плачуще о лишении своего пастыря и учителя, и проводивше поприще едино, целовавше тело блаженнаго возвратишася во обитель с рыданием велиим.

Егда же приближающимся им ко обители живоначальныя Троицы Сергиева монастыря, тогда убо тоя обители архимандрит Викентий, изыде во сретение вне монастыря с причтом церковным и со всею братиею и тут пред святыми вратами певше литию над гробом соборне, и целовавше тело блаженнаго вси со слезами возвратишася паки во обитель.

Еще же им от обители не отшедшим, прииде с Москвы преждепомянутый диак возвещая повеление Царево архимандриту Кириллова монастыря Никите к царствующему граду итти прежде; тело же блаженнаго да проводит Троицкаго монастыря архимандрит Викентий; и тако в путь поидоша.

Егда же бывшу оному диаку пред Государевым лицем, вопроси его о блаженнем Никоне: како его виде жива, и о смерти его, и о духовной; он же вся подробно поведа, и о духовней рече диак: Царю благочестивый, и аз о сем воспоминах блаженному Никону, яко написати духовную; он же глагола ми: яко писати духовныя не хощу, но токмо едино глаголю: вместо моея духовныя да будет мир и благословение благочестивейшему Государю Царю и Великому Князю Феодору Алексиевичу всея России самодержцу и всему их Царскому дому, а о душе моей и о грешнем моем теле, о погребении, и о поминовении, о всем да будет он, благочестивейший Царь, душе моей духовная и строитель, и елико благоволит, тако и сотворит.

Царь же благочестивый слыша сия возжале и зело умилися о блаженнем Никоне, и рече: аще тако Святейший Патриарх Никон надежду на мя положи, воля Господня да будет, и елико Бог помощи подаст, в забвении аз его не положу; и повеле тело его, блаженнаго, везти в Воскресенской монастырь.

Благочестивый же Царь посла ко Святейшему Иоакиму Патриарху звати его повеле со всем освященным собором в Воскресенской монастырь на погребение блаженнаго Никона; Патриарх же звавшему рече: буди по его воли государской готов есмь аз, иду на погребение, а в погребении во всяком прошении Патриархом Никона именовати не буду, но просто монахом, якоже Собор повеле, аще ли же восхощет благочестивый Царь Никона Патриархом поминать, то не буду.

Царь же много о сем моли Патриарха, дабы шел на погребение и именовах бы его Патриархом; Патриарх же много отрицаяся сего, глаголя: аще аз и пойду, но токмо именовати Патриархом не буду, понеже не аз его нарек тако, но Вселенстии Патриархи Никона монахом и Собор присуди.

Царь же благочестивый рече: аще и Вселенстии Патриархи что возглаголют на тя, то буди на мне, и аз Святейших Патриархов буду молити, и пришлют нам о сем благословение и Никону Патриарху прощение и молитвы разрешенныя.

Патриарх же на погребение не поволи идти, но благоволи великаго Нова-града Корнилию митрополиту быти; на погребении же на всяком прошении и поминовении митрополиту повеле: како благочестивый Царь повелит Никона поминати, тако и твори.

Царь же благочестивый прииде в Воскресенской монастырь со всем Царским домом и сигклитом, такожде и Митрополит со освященным собором, прииде ту прежде блаженнаго тела в монастырь и управляше вся к погребению потребная по уставу; вечернее возследование и всенощное бдение пето бе за упокой по уставу, якоже писано в требнике кевскоя печати Петра Могилы.

Во утрий же день рано приидоша с телом блаженнаго Троицкой архимандрит Викентий и поставиша гроб прямо монастыря у честнаго Креста, иже водружен с подписанием, благоволением благочестиваго Царя Алексия Михайловича и благословением Святейшаго Никона Патриарха во знамение их общия любви и совета к начинанию обители святыя и именованию, еже есть новый Иерусалим; о сем бо свидетельствует самое то писание, еже на том каменнем Кресте высечено литерами по славянски; и возвестиша Царю, яко привезоша тело блаженнаго Никона августа в 26 день 189 года; в тот бо день, в онь же приидоша с телом блаженнаго, перваго часа дня, начаша благовест творити, яко входное время обычай, колокола пременяя, един по единому.

Егда же приспе время шествия ко гробу блаженнаго, тогда собрашася вси в каменную великую церковь на святую Голгофу, идеже есть Крест, понеже бо великая церковь еще бе не в совершенстве и не освящена, Царь со всем сигклитом, Митрополит со освященным собором, и облекошася во священныя одежды по чину вси прилучившаяся на погребении в Воскресенском монастыре блаженнаго Никона священнаго чину: Корнилий митрополит великаго Нова-града, архимандрит Викентий Живоначальная Троицы Сергиева монастыря, архимандрит Сильвестр Саввина монастыря, архимандрит Герман ученик блаженнаго Никона обители тоя Воскресенския, архимандрит Никита Кириллова монастыря Белоезерскаго, иже бе духовник блаженному Никону, и прочии иеромонаси, и иеродиаконы, и братия того ж Воскресенскаго монастыря, и прочих архимандритов, и иных священниц, и диаконов приходских церквей, и множество народа вельми; и взяша хоругви, крест честный и святыя иконы и тако пойдоша вси вкупе вне монастыря по чину ко святому Кресту, идеже блаженнаго гроб стояше.

Царь же благочестивый идяше, сам поя с клирицы своими стихиру 6-го гласа киевским согласием: «Днесь благодать Святаго Духа нас собра...» и вси обретшиися тут пояху, и абие дошедше честнаго Креста, идеже гроб блаженнаго, и пришедше возжгоша свещи великия яко по сажени длиною, иныя же по шести четвертей и в поларшина для погребения того устроены разными образцы и малеваны черными вапы, из царския казны.

Митрополит же по чину свещи раздая, первее Царю, архимандритом, бояром и всему царскому сигклиту; архимандрит же Троицкой Викентий свещи раздая священному и монашескому чину и всенародному множеству, прилучившимся тут; и абие священныма рукама вземше гроб с телом блаженнаго и несше в монастырь священницы на главах; около же онаго одра идяше двенадцать юных отроков, царских спеваков, во одеждех на то устроенных, яко рясы на подобие стихарей от драгих камок китайских, ладанов разных цветов смирных с великими свещами предъидущим же по чину с хоругви, с честным крестом и со святыми иконами, таже митрополиту со освященным собором, потом и Царь со всем сигклитом; по них же священницы одр с телом блаженнаго Никона несяше, всенародному же множеству со свещами последующу одру со слезами и воплем велиим, плачуще своего отца и пастыря с рыданием велиим.

Царь же благочестивый паки поя сам со своими певцы той же вышереченный стих: «Днесь благодать Святаго Духа нас собра...», с жалостию велиею и зело умильными гласы, яко от пения умиленна всем слезы точити; и тако принесше в монастырь, звону же бывшу велику во вся колокола и внесше в каменную великую церковь, идеже есть церковь Пресвятыя Богородицы, зовомая «темница», и тут поставиша одр с телом блаженнаго, и начаша пети святую Литургию, и по службе святыя Литургии начаша и чин погребения совершати по чину, якоже бе и прочим архиереом чин погребения бывает.

Царь же благочестивый Корнилию митрополиту и всему собору сослужащему тут повеле во всяком прошении блаженнаго Никона поминати Патриархом, яко же и прочих Московских Патриархов поминают, тако и бысть по повелению его.

Благочестивый же Царь от начала возследования надгробнаго пения сам соизволи трудитися и до отпусту: кафизму читати и Апостол, и во всем погребении с певцы своими пояше; егда же приспе целованию время, тогда Царь благочестивый десницу Патриаршу взят из под схимы целова любезно со слезами, такожде и дом его весь Государский и сигклит и собор весь освященный, и братия вся, и все прилучавшиися тут множество народа мужие и жены даже и до последних.

И скончавше тут надгробная по чину, и абие вземше священницы одр с телом блаженнаго Никона, несоша на южную страну в той же велицей церкви, в церковь Иоанна Предтечи под самую Голгофу, иже во Иерусалиме та церковь из камене издолблена на месте, идеже есть во Иерусалиме гора в страсть Христову разседеся и скважнею изыде из ребра Христова Спасительная кровь на главу Адамлю, идеже тамо есть и перваго архиереа Иерусалимскаго Мелхиседека гроб устроен, и видится тамо даже и до днесь. Зде же в церкви на месте сем сам пастырь наш и отец Святейший Патриарх Никон завеща нам, егда жив бе, по умертвии своем о положении телесе своего в церкви сей, и по желанию сердца его Бог тако и сотвори, и певше тут над ним подобающая.

И по скончании пения того Царь благочестивый, аще его жива и не виде, но любовию от всего своего сердца к нему по Бозе присвоися, понеже при кончине жизни своея блаженный Никон душу свою в руце Богови предая, тако же и Царю благочестивому о погребении своего телесе и о помяновении души своея предася воли его, яко же писано о сем выше, и возжале душею, сам соизволи своима царскима рукама с Митрополитом тело блаженнаго со слезами гроб земле предати плача и рыдая, поя «Святый Боже...»

И сему бывшу, зря сие Митрополит и весь собор освященный, бояре и весь сигклит царский, и всему тут бывшему множеству народа, дивитися сему и слезы точити, видя тако творяща Царя благочестиваго и толикия сердечныя любви ко Святейшему Никону Патриарху показующа, яко не слыхано в нынешних родех тако творяща Царя, и в память предъидущему роду во удивление сие сотвори.

И тако благочестивейший Царь и Великий Князь Феодор Алексиевич всея великия и малыя и белыя России самодержец толикую любовь и сердечную правость по смерти Никона Святейшаго Патриарха показа и погребение честно сотвори, яко во удивление всем видящим сие и слышащим.

И бысть того всего действия в той день над телом Святейшаго Никона Патриарха: хождения ко Кресту по тело его и служения святыя Литургии, и чина погребения и всего продолжения времени 10 часов и две четверти. Толико Царь благочестивый душевною любовию своею трудися всеми чувствы своима душевныма и телесныма.

И по скончании всего действия того Царь благочестивый вниде в ризницу соглядати священных служащих одежд его Архиерейских; и Корнилию митрополиту великаго Нова-града дарова лучший саккос, алтабас белый серебряный и омофор алтабас золотой, и иныя одеяния Архиерейския драгия, и сто рублев денег; прочим же архимандритом, и всему освященному собору, и причту церковному, прилучившимся тут на погребении, всем дая казны своея царския неоскудно, такожде и братию удоволив, и милостыни дав довольно и нищим.

Братии же, иже суть жили при Святейшем Патриархе в монастыре Воскресенском и с ним во изгнании в Ферапонтове и в Кириллове монастырях его постриженцы, всех Царь одари: рясы, кафтаны теплыя под сукнами и капками, також и холодныя всякия одежды и иныя келейныя его вещи, раздал коемуждо противу чину его и трудов; а сие розданное братии, всякия вещи келейныя казны Святейшаго Никона Патриарха, привезено за ним из Кириллова монастыря. А посуды всякия серебряныя, медныя, оловянныя и всякая рухлядь отдано в монастырскую казну, а денег тысячу рублев на церковное строение в казну же отдано. И почтив Митрополита и собор весь, отпусти их с миром восвояси.

Сам же благочестивый Царь пребыв дни довольныя во обители и братию удоволив, паки возвратися к царствующему граду Москве; и имеяй попечение велие о блаженнем Никоне, яко Святейший Патриарх Иоаким, блаженнаго Никона Патриарха именовати не повеле, и о сем положи на сердце своем мысль благу, еже писати о сем ко Вселенским Патриархом; еже и бысть.

Оставшияся же блаженнаго Никона архиерейския его одежды: митру, саккосы, мантии со источники драгими и клобуки, и прочия одежды взя к Москве; в монастыре же остави для воспоминания впредбудущая лета братии и прочих жителей един саккос, и омофор, и прочее архиерейское одеяние, яже приличествует ко служению архиерейскому; мантию и патерицу вся сия повеле в ризнице хранити твердо.

Митру и саккосы, еже взяты к Москве, посла Царь Святейшему Иоакиму Патриарху митру поминовения ради блаженнаго Никона; Патриарх же не прия; и та митра дана бысть Смоленскому митрополиту Симеону.

Саккосы же, и клобуки, и мантии, и иныя Архиерейския его одежды по царскому разсмотрению розданы архиереом поминовения ради Святейшаго Никона Патриарха.

Ведомо же буди и о сем, како погребен бысть Святейший Никон Патриарх; по преставлении бо его, егда привезоша тело его и не дошедше монастыря за едино поприще, идеже монастырской мельничной двор зовомый Воскресенской на речке Песочне, и тут по повелению цареву привезше сташа, и гроб блаженнаго внесше в келию, и пришедше из монастыря архимандрит Герман со священницы, принесоша вся одеяния новая: свиту белаго сукна от влас вельбужих греческую, юже сам блаженный себе от давных лет уготова во время своего бытия до изгнания в Воскресенском монастыре, и та свита блюдома бе в казне в монастыре Воскресенском до преставления его, рясу бархата таусиннаго, мантию архиерейскую со источники и скрижальми, панагию и схиму.

Архимандрит же со священницы облекше во вся блаженнаго Никона; тело же его невредимо отнюд от вони злосмрадныя, аще и десятодневно пребысть; в толикое бо теплое время нимало повредися, но яко того часа преставися; лице же и плоть его ничем не изменися, но все тело его цело и тлению не причастно бе.

И паки положиша во гроб, в немже привезоша в монастырь; по отпетии надгробнаго возследования, поставиша гроб дубовой с телом блаженнаго в новосеченный каменной гроб; камень же той, в нем же гроб изсечен во дни Святейшаго Патриарха Никона, егда бывшу ему в Воскресенском монастыре до изгнания, повелением его привезен той камень со окияна моря церковныя ради потребы, драгою ценою куплен.

Егда же благоволи Бог преставитися ему от жизни сея, тогда убо Царь благочестивый в камени том гроб истесати повеле; и тому бывшу; егда каменосечцы той камень секуще первое пилами отпиловавше доску толстотою в два вершка, таже во глубину секуще, елико вместитися древяному гробу, и издолбиша той камень с великим трудом, бе бо зело тверд, зовомый алебастр драгоценный, другаго таковаго не обретается нигде; и в церкви Иоанна Предтечи под Голгофою свитою, в двери входа на правой стране во углу ископавше ров, елико вместитися тому каменному гробу, и по отпетии надгробнаго последования принесше гроб с телом блаженнаго во оную церковь Предтечеву.

Царь же благочестивый с Преосвященным митрополитом соблаговоли сам своима царскима рукама оный гроб древянный с телом блаженнаго Никона Патриарха в новосеченный алебастровый каменной гроб положити; полагая же, поя с Митрополитом и прочими всеми стихиры приличныя тому, и покрыв оною доскою каменною, юже отпиловаше с того же камени большаго, а древяннаго гроба крышку положиша верху тоя каменныя доски, и вверху гроба сведоша кирпичной свод в земли не глубоко, и поровняша с помостом равно тоя церкви.

Царь же благочестивый непрестанно жалея о Никоне блаженнем яко не поминается Патриархом, но обаче о сем соизволи восписати в Палестину ко всем четырем Вселенским Патриархом, и послаша своего посла с царскима своима грамотами диака Прокопия Возницына разрешения прося блаженному Никону, иже Собор отлучи Патриархом именовати и писати запрети.

Моли о сем Святейших Вселенских Патриархов дабы о разрешении, и прощении преставльшагося во изгнании блаженнаго Никона, и о поминовении в велицей Соборнай Церкви и во всей Росси во всяком священнослужении поминати Патриархом яко же и прочих первопрестольных Святейших Московских преставльшихся Патриархов; и царское писание оно Вселенским Патриархом скоро дойде.

И паки вера сердца благочестиваго Царя ко обители святей приложися и любовию разжегся ко блаженному Никону, и возжале от всея души своея совершити великую церковь, и повеле делающим к навершению не медля поспешати.

Сокровища же из своея царския казны повеле даяти неоскудно на всякия потребы к церковному делу: злата, и сребра, и денег, и церковных утварей: риз, стихарей, поручей, епитрахилей, драгоценных сосудов златых и сребряных и иных вещей множество, яже прилична суть церкви святей и олтареви, монастырей и пустынь со крестьяны и со всеми угодьями и село Троицкое с деревнями, яже суть близ монастыря, иже бе прежде Романа Бабарыкина, даде Царь монастырю в вечное владение; но обаче желая сердце его паче всего и попечение велие имея непрестанно во вся дни жизни своея о совершении великия церкви.

Но Содетеля нашего изволение великаго Бога бысть тако: общий долг человеческаго естества смерть; жизнь благочестиваго Царя Феодора Алексиевича всея России самодержца прекрати, святая же душа его ко Господу отыде в вечное блаженство, тело же его гробу и земле предадеся лета 7190 (1682) года месяца апреля в 27 день; желаемаго же не получи, яже душа его и сердце желало во вся дни жизни своея видети великую церковь в совершенстве и освященну.

Вселенстии же Патриархи грамоты царския от посла прияша, и писанное моление и прошение видевше, и толикое тщательное произволение царево и любовь от всея души и сердца о блаженнем Никоне, и яко велие попечение имея о разрешении и о причтении в лик и о поминовении во всяцем священнослужении с прочими Святейшими Московскими Патриархи яко бе достоин, понеже добродетельно в житии сем поживе, и мужественне вся напасти во изгнании претерпе, и ко Господу отыде в покаянии; видевше же сие Вселенстии Патриархи царское писание удивишася зело и благодаривше Спасителя всех Бога, даровавшаго Царю благочестивому тщание таковое и велие попечение о душе его, яко приснороднаго сына во Святем Дусе.

Божественным Духом наставляеми, Святейшия Патриархи Вселенския царское желание и прошение исполнивше. Написаша грамоты своя о прощении и о разрешении блаженнаго Никона, и о причтении в лик с первопрестольными Святейшими Московскими Патриархи, и о поминовении во Святей велицей Соборней Церкви, и повсюду в России во всяком священнослужении поминати Святейшим Патриархом, якоже и прочих Московских Патриархов, и подписаша своима рукама архиерейскима и запечатав своима печатьми, и прислаша те грамоты к Москве в лето 7191 (1682) месяца семптеврия с тем же послом43 .

Благочестивейшему Царю Феодору Алексиевичу всея России самодержцу преставльшуся от жизни сея ко оному блаженству в вечный покой; грамоты же Вселенских Патриархов посол принесе по смерти Царя в царство братий его благочестивых Царей и Великих Князей Иоанна Алексиевича и Петра Алексиевича всея России самодержцев.

Благочестивыя же Государи Цари грамоты прияша Вселенских Патриархов и перевести повелеша на российский язык зане писаны греческим языком, и переведше их, послаша перевод Святейшему Иоакиму Патриарху глаголюще, яко таковыя суть грамоты брату нашему блаженныя памяти Царю Феодору Алексиевичу всея России присланы от Вселенских Патриархов о прощении, и о разрешении, и о причтении в лик с первопрестольными Патриархи, и о поминовении во всяцем священнослужении якоже и прочих Московских Патриархов, Никона Патриарха.

Патриарх же слышав сия глаголы и переводныя грамоты видев и рече: аще не принесете подлинных грамот, присланных от Святейших Вселенских Патриархов за подписанием рук их и печатьми их, сему не иму веры; посланный же шед поведа Царям яже рече Патриарх, и абие послаша Цари оныя грамоты к нему яже прислаша Вселенстии Патриархи.

Патриарх же видев сущия грамоты Вселенских Патриархов за подписанием рук их и печатьми, повеле переводчикам оныя грамоты прочитати и уведав, яже писано в них о Никоне Патриархе, и рече: се вижду сии сущия грамоты Вселенских Патриархов православных за приписанием рук их и печатьми; и писанное уведа, глаголя: сужду бо и аз праведно быти сему тако.

И абие от времени того начаша в велицей Церкви соборней и повсюду во всяком священнослужении поминати блаженнаго Никона Святейшим Патриархом якоже и прочих Московских Патриархов, и в Соборный синодик написати повеле Патриарх, а грамотам сим суди быти в ризнице Патриаршей ради достовернаго свидетельства; такожде и сам Святейший Иоаким Патриарх, когда бывает в Воскресенском монастыре, поя панихиды поминает блаженнаго Никона Святейшим Патриархом.

Церковь же великая в недовершении остася по смерти благочестиваго Царя Феодора Алексиевича всея России.

Но еще милостивый Бог наш Творец всего мира и Содетель молитвами отца нашаго великаго архиерея Святейшаго Никона Патриарха не остави обители сея быти в забвении, положи мысль благу в сердце Великим Государем Царем и Великим Князем Иоанну Алексиевичу и Петру Алексиевичу всея великия и малыя и белыя России самодержцем, и Государыням благоверным Царицам и благородным Царевнам и Великим Княжнам Татиане Михайловне, Софии Алексиевне и прочим Государыням Царевнам, якоже и Великому Государю Царю и Великому Князю Феодору Алексиевичу попечение о навершении великия церкви и верою ко Господу Спасителю нашему Богу и любовию ко обители святей, тщанием своего Царскаго Величества каменную великую церковь вскоре совершиша, юже Святейший Никон Патриарх основа во славу и честь Христу Богу нашему и в похвалу Российскому государству, понеже в та лета таковыя преизрядныя церкви величеством и подобием и изрядныма многима вещами наподобие Иерусалимския церкви не обреташеся нигде.

И тако за благоволением великаго Спасителя нашего Бога и молитвами начальнаго фундатора, основателя святыя обители Святейшаго Никона Патриарха, пособием и благоволением Великих Государей Царей и Великих Князей и благородных Царевен Татианы Михайловны и Софии Алексиевны та святая великая церковь достроися.

Ко освящению же тоя великия церкви вся потребная приуготова Государыня благородная Царевна Татиана Михайловна из своея государския комнаты: сосуды златыя и сребряныя, украси Евангелие святое драгоценное и воздуси драгия своима рукама труждаяся44 , устрои и иконостас великий драгия и мудрыя работы флемованный весь позлащенный, местныя же святыя иконы и аналойныя письма драгоценнаго златом и жемчугом и каменьми драгоценныма украси, ризы и стихари, епитрахили, поручи и поясы из материй драгоценных, книгами и всякими утварями, яже суть церкви и олтареви прилично, всем удоволи неоскудно, и денежныя казны к совершению Божия церкви довольно дая.

И тако всех Творец и Зиждитель всех Бог устрои по желанию и благому намерению Государыни благоверныя Царевны и Великия Княжны Татианы Михайловны, якоже душа ея святая непрестанно желая видети в совершении церковь святую, тако Бог и сотвори: соверши и освяти Пресвятым Своим и Животворящим Духом силою и действом чрез Архипастыря всея России великаго архиерея Святейшаго Патриарха Иоакима Московскаго и всея России.

Бысть же тут на освящении и от освященнаго чина архиереи: Варсонофий митрополит Сарской и Подонской, Гавриил архиепископ Вологоцкой, Афанасий архиепископ Холмогорской и архимандриты, священницы и диаконы, и всякаго священнаго чину множество.

Соизволи же тут быти на освящении и Царское Величество благочестивейший Великий Государь Царь и Великий Князь Иоанн Алексиевич всея великия и малыя и белыя России самодержец, благоверныя Царевны и Великия Княжны Татиана Михайловна, София Алексиевна, благоверныя Царицы и благородныя Царевны и от сигклита Царскаго Величества не мало, и множество всякаго чина людей от народа.

Бысть же сие освящение святыя и великия церкви, яже создана бысть на подобие Иерусалимския церкви, в Воскресенском Живоначальнаго Христова Воскресения монастыре Новаго Иерусалима в строении Святейшаго Никона Патриарха Московскаго и всея России в лето от создания мира 7193, по воплощении же Божия Слова 1687 месяца иануариа в 18 день на память иже во святых отец наших Афанасия и Кирилла архиепископов Александрийских чудотворцев.

При державе благочестивейших Великих Государей Царей и Великих Князей Иоанна Алексиевича и Петра Алексиевича всея великия и малыя и белыя России самодержцев и при настоящих начальствуемых и паствующих обители святыя Воскресенския архимандрите Никифоре, строителе старце Сергие Турчанинове, иже в сем деле в навершении святыя великия церкви и во всех иных монастырских исправлениях зело трудися со тщанием прилежным никто же тако ин; якоже он художество же имеяй, он лияние колокольное лияше бо рук трудов его все колокола во обители Воскресенской, кроме единаго великаго колокола, и тут он с мастером трудися при казначее иеромонахе Варлааме иже был во изгнании в Ферапонтове монастыре со Святейшим Никоном Патриархом, о немже писано выше; и братии было не менее двою сот, а с приписными монастыри и пустыни не менее четырех сот было братии.

Еще же по милостивому призрению Великих Государей благочестивых Царей всея России самодержцев ко обители святей в приписании с монастыри и пустыни и с домовыми монастырскима вотчины крестьянских дворов по переписным книгам 186 (1678) года две тысячи девяносто семь дворов, солянаго промысла в великой Перми на Каме реке в государском промыслу на верхней Веретии наших монастырских четыре варницы, рыбнаго промысла семужьяго на море окияне на Терской стороне45 в море, а в реках Поное с товарищи рыбныя ловли, и в тундре лопари промышляют елени, песцы, волки, лисицы и прочия звери.

И тако убо от времени того, в не же призре Господь Бог милосердием своим паки на обитель святую и озари мысленныя очи сердечныя сияющаго во благочестии благочестиваго Царя Феодора Алексиевича всея России, и по отшествии убо его от сего жития царствующих по нем братий его благочестивых Государей Царей и Великих Князей Иоанна Алексиевича, Петра Алексиевича всея великия и малыя и белыя России самодержцев и благоверных Цариц и благородных Царевен и Великих Княжен Татианы Михайловны и Софии Алексиевны по благому намерению их и верою ко Господу Богу, обитель святая строится и до ныне их Государским милостивым призрением всякою казною изобильно и пришествием своим, Государским, часто посещают обитель святую.

А о сей истории тщательне потрудися муж благочестивый ревность благу имея по Бозе и по духовнем пастыре своем и отце Святейшем Никоне Патриархе Московском и всея России. Имя же того писавшаго историю сию, аще кто имать разум да разумеет: пять бо литер имать, три самогласных, согласная же едина и припряжно гласная ж едина, едина же и дебелая, суть же 4 сложно во приобщении, число же 131; отечество же имать литер 11: от нихже согласных 8, самогласных 4, припряжно гласных 2, в них же едина тонкая и едина дебелая, суть же 4 сложно во общении, число ж 297.

В другой книге об отечестве доказуется литер 13: от них же согласных 6, самогласных 4, припряжно гласных 3, в них же 2 тонких, едина же дебелая, суть же 4 сложно во общении, число ж имать 393.

В прозвании же литер имать 8: согласных 4, самогласных 3, припряжно гласная одна и дебелая, суть же три сложно в приобщении, число имать 563; имя же того и отечество с прозванием имать убо вкупе великое число 991.

Чином же клирик, иже бе знаем вельми Святейшему Никону Патриарху, понеже бо воспитан из детска возраста и возмужа при бедре его; и во время изгнания Святейшаго Никона Патриарха во дни соборов, много зла претерпе в заточении сидя в Москве за разными стражи три лета; потом же во изгнание послан в великий Нов-град46 и бе тамо во изгнании десять лет и абие по прошению Великия Государыни Царевны и Великия Княжны Татианы Михайловны свобожден бысть из Нова-града и взят к Москве в царство благочестиваго Царя Феодора Алексиевича всея России; той же муж благочестивый веру имея велию ко Господу Богу и ко святей обители Воскресенской, и о навершении великия церкви велие тщание показа ходатайством своим ко благородней Царевне и Великой Княжне Татиане Михайловне о всяких нужных потребах, яже суть прилично к навершению церкви и освящению, понеже той муж бе при милости государской и в чину бысть благородной Государыни Царевны и Великой Княжны Татианы Михайловны и милость государскую имея к себе неизреченную, паче инех сверстник своих чина того же, и о всех монастырских нуждех пекийся непрестанно, занеже и намерение свое имея по отшествии жизни сея желая во обители святей Воскресенской и тело свое предати погребению близ его учителя.

Той же муж благочестивый и историю сию написа о известии рождения и воспитания и всего бытия его в жизни сей Святейшаго Никона Патриарха, и о начатии обители святой Воскресенской, и о велицей церкви, како начася и совершися, и о преставлении, и о погребении его вся от начала подробно написа, ово сам видя творимая и от уст слыша самаго Святейшаго, ово же слыша от братии живущих со Святейшим во изгнании бываемая терпения и нужды, даже и до самыя кончины.

Написа же сие во славу и честь Божию Имени святому и в сладость послушающим и прочитающим, на уведение будущим и впредь обитающим во обители той Воскресенской Новаго Иерусалима, братиям и всякому роду христианскому, дабы память его основателя фундатора начальнаго Святейшаго Никона Патриарха Московскаго и всея России незабвенно в поминовении вечно была, дондеже мир во вселенней47 стоит. Аминь48 .


Иоанн Корнилиев Рипатов.


<<< Предыдущая 1 2 3 4 ...



Сноски:


41 Анепсия — племянника. назад

42 Сего периода нет в списке П.И. назад

43 Подлинные грамоты хранятся в Московской Синодальной (б. Патриаршей) ризнице. назад

44 В П.И. прибавлено: такожде и кресты златыя и сребряныя драгоценныя. назад

45 В П.И.: на Колской стороне. назад

46 В П.И. прибавлено: во свое отечество, бе бо рождение он имея той город. назад

47 В П.И.: дондеже мир вселенской стоит. назад

48 В.Ш.: Святейший Патриарх Никон замышлял написать свою биографию (жизнеописание), но, как принято считать, этого не осуществил. При сравнении характера и стиля, способов аргументации и изложения материала «Писем Святейшего к Восточным Патриархам», «Возражения, или Разорения...», «Духовного завещания», «Наставлений...», писем к Царю, различных «Слов...» появляется стойкая уверенность, что автором этого «Жизнеописания...» является сам Патриарх Никон. Иоанн Шушерин, скорее всего, сохранив авторский текст, завершил его, дополнив страницами «после блаженной кончины великого Святителя Божия...». назад

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group