История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


Наши сайты:


Подготовьте себя заранее к поездке в

Ферапонтово

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Библиотека ПАТРИАРХ НИКОН В ФЕРАПОНТОВОМ МОНАСТЫРЕ Никоноведение Никоноведение: библиография, историография и историософия. Шмидт В.В.

НИКОНОВЕДЕНИЕ: БИБЛИОГРАФИЯ, ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОРИОСОФИЯ. ШМИДТ В.В.

Страница 8

© Шмидт В.В.


НИКОНОВЕДЕНИЕ:

библиография, историография и историософия

(Продолжение)


В 1951 г. в «Ученых записках ЛГУ» в Серии ист. наук (Вып. 18. № 130) опубликована статья О.Л. Вайнштейн «Экономические предпосылки борьбы за Балтийское море и внешняя политика России в середине XVII века».

В 1961 г. А.В. Позднеев, возвращаясь к вопросам формирования и развития древнерусской поэтики и музыки, опубликует в т. XVII «Трудов» Отделения древнерусской литературы Института русского языка и литературы (ТОДРЛ, СПб.) статью «Никоновская школа песенной поэзии»; в 1962 г. в «Архео¬графическом ежегоднике за 1960 г.» Л.М. Костюхина опубликует «Записи XIII–XVIII вв. на рукописях Воскресенского монастыря».

В 1966 г. в сборнике статей «История и историки: Историография всеобщей истории», изданном в Москве, представлен материал М.А. Алпатова «Что знал Посольский приказ о Западной Европе во второй половине XVII в.».

В 1968 г. в т. 2 сборника «Исторические связи народов СССР и Румынии в XV – нач. XVIII в.» опубликовано «Письмо молдавских послов Сучавского митрополита Гедеона и боярина логофета Григория Нянула в Посольский приказ с изложением условий перехода Молдавии в русское подданство. 16 марта 1654 г.».

В 1974 г. вместе с переизданием в Санкт-Петербурге «Русской истории в жизнеописаниях ее главных деятелей. Вып. 4: XVII столетие» Н.И. Костомарова появляется его материал «Патриарх Никон»; в Москве выходит сочинение А.Н. Робинсона «Борьба идей в русской литературе XVII века».

В 1976 г. в Москве Б.Ф. Поршнев издает труд «Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства»; выходит сборник «Культурное наследие Древней Руси» со статьей О.А. Белобровой «Челобитная иконников Крестного Онежского монастыря Патриарху Никону»; «Вопросы истории» (№ 1) публикуют статью О.Ф. Козлова «Дело Никона».

В 1978 г. в Минске печатается работа Л.С. Абецедарского «Белоруссия и Россия: Очерки русско-белорусских связей второй половины XVI–XVII в.

В 1979 г. в «Русском летописании» М.Н. Тихомиров издает «Новгородский хронограф XVII в.».

В 1981 г. в Москве выходит сборник «Россия, Речь Посполитая и Швеция в XVII в.», в котором представлена статья Л.В. Заборовского «Крымский вопрос во внешней политике России и Речи Посполитой в 40-х – середине 50-х годов XVII в.»; «Проблемы истории СССР» (вып. 12) публикуют материалы О.Е. Кошелевой «Боярство и дело Патриарха Никона» (вторую публ. см.: Вопросы истории СССР. 1991. № 12).

В 1982 г. протоиерей Лев Лебедев публикует одну из первых системных работ конца XX в. о Святейшем Патриархе Никоне – «Патриарх Никон: Очерк жизни и деятельности», которая была издана в журнале «Богословские труды» № 23, 24; в Европе выходит в свет публикация «Возражения или Разорения милостию Божией Патриарха…», предпринятая Г.В. Вернадским и В.А. Туминс (Tumins В.A., Vernadsky G.V. Patriarch Nikon on Church and State: Nikon’s «Refutation». Berlin; N.Y.; Amsterdam).


Г.В. Вернадский, в 1924 г. в эмиграции в Праге вместе с крупнейшими отечественными учеными и мыслителями (прот. С. Булгаков, В. Зеньковский, П. Новгородцев, прот. Г. Флоровский) учредил «Братство во имя Софии Премудрости Божией». Собственно факт этой организации о. Сергия оценивал так: «… если есть на то воля Божия, то это есть историческое, даже всемирно-исторческое событие»32 .

Под конец своей жизни Г.В. Вернадский «загорелся» публикацией одного из самых ярких, монументальных памятников русского Средневековья – «Возражения или Разорения…» Патриарха Никона. В 1962 г. он связался со ст. научным сотрудником Пушкинского Дома АН СССР В.И. Малышевым, который сообщил, что оригинал «Возражения…» не сохранился, т.е. не был найден, а из известных ему списков указал на никогда не публиковавшийся ни полностью, ни частями – это был сборник конца XVII в., который в XIX в. принадлежал Никонову Крестному монастырю в Онеге* . Малышев предложил Вернадскому опубликовать именно данную копию для чего передал микрофильм рукописи.

В 1964 г. Г.В. Вернадский рассказал языковеду Р.О. Якобсону о предпринятых шагах по подготовке текста «Возражения…». Тот сразу оценил значимость этой работы и взялся вести переговоры с издательством Mouton. Уже 11 мая 1965 г. Вернадский передал Якобсону микрофильм рукописи. Подготовку современной транскрипции текста, редактирование, написание филологического введения и комментария взялась делать ученица Якобсона В.Б. Тумина (мисс Валери А. Туминс).

Г.В. Вернадский написал небольшую вводную статью к публикации, где рассказал о предшествовавшей выходу книги работе, снабдил издание описанием присланного В.И. Малышевым текста, а также назвал другие известные копии33 . Во введении (с. 18–54) Вернадский изложил основные убеждения Патриарха и в ряде случаев расставил точки над «i», используя полученные из России работы В.М. Ундольского, Н.А. Гиббенета, Н.Ф. Каптерева и др. Г.В. Вернадский писал: «… “Возражение” – один из важнейших источников для истории отношений между “царством” и “священством” в России в царствование Алексея Михайловича … В ученой литературе высказывались мнения, что на Никона оказали значительное влияние и латинские (Римо-католические) учения о верховенстве папской власти над властью королевской. В частности, указывалось на сходство взглядов Никона со взглядами Папы Иннокентия III. Из аргументов, которые приводились в подтверждение мнения о влиянии католических учений на Никона, упомянем здесь высказывания Никона о “двух мечах” (духовном и мирском), о “солнце и месяце” (духовная и светская власть) и о “дарении Константина” Папе Сильвестру… Ближе Никон к апостолу Павлу, который противопоставляет “плотскому (материальному) оружию” “меч духовный” – слово Божие и молитву (2Кор. 10, 3–4; Ефес. 6, 11–18). По Никону, духовный меч дан архиерею, а мирской – царю. Но, хотя и для Иоанна Златоуста, и для Максима Грека, и для Никона “священство выше царства”, Никон признает, что после архиерейского помазания царь уже имеет свое “совершенное” светило, т.е. “истиннейшую” (значит самодовлеющую) силу и власть (“в вещах мира”), “и сия власть”, добавляет Никон, “есть меч царский”. “И тако несть в том один другого выше, но каждый (архиерей и царь) имеет власть от Бога” (Возражение… л. 148об.)».

Внушительным выглядит и вывод: «По существу, Церковь была ослаблена распрями во время суда над Никоном и отколом старообрядчества. “Клятвы” (анафема) наложенные на старообрядцев Собором 1667 г., сделали примирение невозможным… Действия Царя Алексея после разрыва его с Никоном – взятие на себя управления церковными делами – создавали опасный для свободы Церкви прецедент. Всем этим подготовлена была почва для церковной политики Петра и его ближайших преемников. Первым шагом в ряду церковных реформ Петра было восстановление Монастырского приказа, т.е. возврат к программе Уложения». Это, на наш взгляд, было инициировано заинтересованным боярством при деятельном участии Паисися Лигарида и вовлеченности Вселенских Патриархов с целью приблизить Россию только что утвердившейся в Европе Вестфальской системе международных отношений, о чем косвенно упоминает В.Г. Вернадский: «… двое из Патриархов – Дионисий Константинопольский и Нектарий Иерусалимский – не сочувствовали суду над Никоном, тем более, что они знали о роли Паисия Лигарида в подготовке этого дела».

Подготовившая к изданию наследие Патриарха В. Туминс дает не менее значимый филологический комментарий на с. 71–72, 75–76; она, в частности, пишет: «Поскольку Никон передает вопросы и ответы Стрешнева и митрополита Паисия Лигарида, которые представляют письменное обвинение Патриарха, то они оставляют впечатление безжизненных, письменных вопросов, поставленных, чтобы получить формально информацию о мнении Патриарха. Ответы Паисия немного живее вопросов Стрешнева. … Возражение имеет совсем иной характер. Оно написано как живая речь, прямым и личным ответом Стрешневу и Паисию Лигариду. Противники как бы поменялись ролями. От Стрешнева-Лигарида можно было ожидать яркого, острого обвинения, обращенного прямо к Патриарху, а от него по тону книжного, полного доказательств ответа-оправдания своих речей и поступков. Вышло наоборот. Несмотря на то, что вопросы-ответы составлены по повелению Царя, они вначале очень сдержаны, и если не учено-книжны, то все-таки очень письменны. Постепенно они делаются более мелочными, придирчивыми, но сохраняют одинаково бесцветный тон. Сильна была ненавитсь к Патриарху, но он глава Русской Церкви и многие, несмотря на открытую борьбу, внутренне не могли преодолеть укореневшееся сознание патриаршей власти. Отстранить Патриарха от государственной сферы влияния казалось целесообразным шагом, но за бойкостью движений еще чувствуется робость. Она и отражается в словесной форме вопросов-ответов. Другое дело “Возражение”. В защиту можно было ожидать теологического трактата на поднятые вопросы, а у нас – живая речь с выразительными обращениями к Стрешневу и Паисию и в то же время без утраты церковной учености… Возражение оживляется не только именными обращениями, но и глагольными… Особенно выразительна становится речь, когда Никон употребляет для обращения нарицательные имена, для подбора которых воображение Никона кажется неистощимо… Интересно цитирование Патриарха… – такие же приемы цитирования мы находим в ответе Ивана Грозного Яну Роките (Tumins V.A. Tsar Ivan IV’s Reply to Jan Rokyta. Hague, Mouton & Co, 1971). За столетие стиль дискуссий на религиозные и церковные темы не изменился. В ситуациях, из которых произошли ответ Ивана Грозного и возражение Патриарха Никона, есть некоторая параллель обратного порядка. Оба случая государственно-церковного характера. В первом Царь решает теологические и церковные вопросы, выслушивает и читает изложение еретического учения и запрещает последователям его проповедовать в России; во втором Патриарх, глава Русской Церкви, пытается установить пределы царской и духовной власти, он выслушивает и читает изложение своих противников по этому вопросу… Воля Царя исполняется. Чешские братья в Россию не попадают, и скоро после диспута Царя с Рокитой, существовавшие реформаторские церкви были сожжены, и медленное восстановление прав существования реформаторских церквей, после смерти Грозного, едва ли можно назвать отменой его запрета. Победа Патриарха берет противоположный путь. При жизни Никона тому, к чему он стремился, сопротивлялись влиятельные группы боярства и духовенства, и он сам был свергнут. Его преемник же, Патриарх Иосафат, провел без больших затруднений установления Никона. Между этими двумя произведениями Царя и Никона проходит почти столетие, политически и культурно очень оживленное, форма же “Возражения” мало чем отличается от ответа Роките. Ни стиль Царя Ивана Грозного, ни стиль Патриарха Никона научно не изучены…».


1967 г. в истории Русской Церкви был ознаменован рядом памятных исторических дат, которые были отмечены духовно-академическим сообществом: среди них день памяти Патриарха Никона. По этому поводу в рубрике «Из жизни Московских духовных школ» ЖМП в поместил подготовленную преподавателем МДАиС иеромонахом Марком статью-отчет «Вечер памяти Святейшего Патриарха Никона», в которой говорится (№ 2. С. 23):


«В 1967 г. исполняется 300 лет со времени Большого Московского Собора (ноябрь 1666 г. – июнь 1967 г.). Этот Собор имел большое значение в жизни Русской Православной Церкви: на нем были утверждены все основные мероприятия Патриарха Никона, причем сам он был осужден.

Постановлением Совета Московской Духовной академии было решено отметить эту дату особым вечером, посвященным памяти Большого Московского Собора и Святейшего Патриарха Никона.

9 декабря 1966 г., после вечернего богослужения, вся школьная семья собралась в академический храм, чтобы вознести свои молитвы об упокоении Святейшего Патриарха Никона. Академическое духовенство во главе с Преосвященным епископом Филаретом, ректором Московской Духовной академии и семинарии, облачившись в белые ризы, вышло на панихиду. Перед началом панихиды Владыка ректор сказал о значении Патриарха Никона для Русской Православной Церкви и призвал всех присутствовавших помолиться о упокоении его души.

Стройно звучали запевы, воспеваемые академическим духовенством: “Упокой, Господи, душу усопшаго раба Твоего”. Им вторил тихо и умилительно академический хор. Панихида закончилась провозглашением «Вечной памяти» Патриарху Никону.

Под руководством заведующего церковно-археологическим кабинетом проф.-прот. А. Остапова к этому дню была организована выставка, посвященная памяти Святителя Филарета, митроп. Московского. В этом академическом мероприятии принимали участие митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен, архиепископ Таллинский и Эстонский Алексий, епископ Волоколамский Питирим и ректор МДАиС епископ Дмитровский Филарет.

После панихиды, перед открытием выставки все собрались во втором зале церковно-археологического кабинета. В статье на «Филаретовский вечер» доцент МДАиС К. Скурат пишет: «В 18:30 Святейший Патриарх Алексий прибыл в академию. Секретарь Совета академии, заведующий церковно-археологическим кабинетом проф.-прот. А. Остапов показал Его Святейшеству выставку, устроенную в память о Святейшем Патриархе Никоне (1652–1666) в связи с исполнившимся 300-летием со времени Большого Московского Собора 1666–1667 гг. Внимание Его Святейшества особенно привлекли прижизненный портрет Патриарха Никона, а также уголок XVII в., где представлены Святое Евангелие, антиминсы, иконы, столбец, вериги, крест и чаша – словно символ страданий, перенесенных Патриархом Никоном». Прот. А. Остапов выступил с кратким словом, в котором выразил надежду, что взаимная любовь уничтожит со временем раскол, образовавшийся в нашей Церкви после реформ Патриарха Никона, и кратко рассказал об экспонатах, представленных на выставке34 .

После слова о. Алексия Владыка ректор, перерезав ленту, открыл выставку. На нет были представлены два уникальных подлинных портрета Патриарха Никона XVII в.; книги и антиминсы времени Патриарха; многочисленные репродукции и фотоснимки Нового Иерусалима – построенной Святейшим обители; таблицы с основными датами его жизни; уголок церковных предметов XVII в.; макеты храмов, в которых служил Патриарх, и книги о нем.

Осмотрев выставку, все направились в академический актовый зал, где с обстоятельным докладом “Трехсотлетие Большого Московского Собора 1666–1667 гг.” выступил один из старейших профессоров академии прот. Иоанн Козлов. Он рассказал слушателям о преобладании обрядового направления в церковной жизни в XVII в.; о крутых мерах Патриарха Никона по улучшению нравственного состояния духовенства и мирян того времени; об оппозиции Патриарху и об удалении его с патриаршей кафедры. Особое место в докладе было отведено постановлениям Большого Московского Собора и истории низложения Патриарха Никона. По окончании доклада все присутствовавшие бурными аплодисментами выразили о. Иоанну благодарность за интересный доклад.

В конце собрания участники его еще раз пропели “Вечную память” Святейшему Патриарху Никону».


В 1984 г. в 12-м томе «Памятников литературы Древней Руси» (ПЛДР) публикуется «Эпитафия Патриарху Никону», написанная учеником Святейшего и настоятелем его Воскресенского монастыря Нового Иерусалима архимандритом Германом; и выходит также исследование А.М. Панченко «Русская культура в канун петровских реформ».

В 1985 г. в Ленинграде в сборнике «Древнерусская книжность: По материалам Пушкинского Дома» публикуется работа Г.П. Гунн «Патриарх Никон и Елеазар Анзерский».

В 1986 г. в Ярославле выходит сборник научных работ «Методология, историография, источниковедение истории СССР и всеобщей истории», в котором представлена работа Д.Ф. Полознева «К изучению датированных известий в источниках по истории Патриарха Никона»; в Москве издается работа В.С. Румянцевой «Народное антицерковное движение в России в XVII в.».

В 1987 г. в «Вестнике Московского университета» (Серия 8: История, № 8) была опубликована статья Т.Б. Соловьевой «О взаимоотношениях царской власти и патриаршества по земельному и финансовому вопросам во второй половине XVII в.».

В 1988 г. в журнале «Знание – сила» № 7 появилась небольшая статья И. Андреева «Повесть о том, как поссорились Алексей Михайлович с Никитой Миничем: (Проблемы взаимоотношения светской и церковной властей XVII века)»; опубликовано также исследование Л.В. Заборовского «Католики, православные, униаты: Проблемы религии в русско-польско-украинских отношениях конца 40-х – 80-х гг. XVII в.: Документы. Исследования».

В 1989 г. в Ленинграде А.С. Лавров публикует в книге «Народная борьба за трезвость в русской истории» небольшое исследование «Кабацкая реформа Никона»; в Москве в Обществе исследователей Древней Руси Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН подготовлен и издан 10-й сборник статей «Герменевтика древнерусской литературы», в котором М.Ю. Люстров помещает свою работу «Уход Патриарха Никона как подражание образцам (К вопросу о самосознании Московского Патриарха)». В Минске под ред. И.П. Шамякина издается факсимиле исследования «Статут Вялiкага княства Лiтоўскага 1588: Тэксты. Даведкi. Каментарыi».

В последней четверти XX – начале XXI в. результате смены-трансформации общественно-формационной парадигмы развития советстко-российского общества намечаются возможности к исследованию и осмыслению исторического прошлого, его наследия с использованием соответствующего объекту и предмету исследования методологического аппарата. Постепенно вытесняется идеологическая ангажированность, обогащается источниковая база; расширяется объем публикации источников; появляются узкопредметные отраслевые диссертационные исследования.

По своим качественным характеристикам этот процесс напоминает динамику исследовательской работы в социально-гуманитарной сфере второй четверти – конца XIX в.: тогда обращение к ортодокс-славянскому наследию прошлых веков обеспечило начало эпохи русского Возрождения, прерванного в начале XX в. Таким образом, в современных обществоведческих отраслевых науках формируются предпосылки к восстановлению-формированию качественно новой эпохи истории российского общества – эпохи русского Возрождения, если этот процесс не будет ограничен или прерван набирающим силу процессом идеологической дискредитации фундаментальных ценностей славяно-русской цивилизации, утвержденной на онто-аксиологическом базисе Православия.


<<< Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 ... 9 10 11 12 13 14 Следующая >>>




Сноски:


* По данным Малышева: хранится в Музее истории религии и атеизма в Ленинграде (СПб.) в коллекции древнерусских книг № 76; современная атрибуция: Государственный музей истории религии. Архив. Колл. 3. Оп. 1. Д. 66: Сборник (скороп., в 1°, на 365 л. В состав сб. входят: Известие о Патриархе Никоне – л. 1, Возражение или Разорение… – л. 53; Послание Патриарха Никона к Константинопольскому Патриарху Дионисию – л. 309; Собор на Никона Патриарха – л. 317об.; Послание Каллиста, епископа Полоцкого, к Царю Алексею Михайловичу – л. 319об.; Послание Патриарха Никона к митрополиту Газскому Паисию – л. 322; Список с письма о низвержении Патриарха Никона – л. 324об.; Дела или чудеса врачебные – л. 327; Видение Патриарха Никона – л. 334; Таблица каменная на гробе Патриарха Никона – л. 335; Разрешительные грамоты Вселенских Патриархов Патриарху Никону – л. 340; Выписка из жития Патриарха Никона – л. 351). назад

32 См.: Братство Святой Софии: Материалы и документы 1923–1939 / Сост. Н.А. Струве. М., 2000; Кейдан В. Путь, что на карты не попал: Письма русских философов: 1911–1914 // Русско-итальянский архив / Сост.Д. Рицци и А. Шишкин. Торонто, 1997. С. 157–339; Библиография русской зарубежной литературы: 1918–1969 / Сост. Л.А. Фостер. Бостон, 1970; L’émigration Russe: Revue et recueils: 1920–1980. P., 1988; Зернов Н.М. Русское религиозное возрождение ХХ века. Париж, 1974; Он же. Русские писатели эмиграции: Биографические сведения и библиография их книг по богословию, религиозной философии, церковной истории и православной культуре: 1921–1972. Бостон, 1973; Даниленко Б., прот. Зерна единого хлеба: Указатель статей и публикаций журнала «Путь» (Париж, 1925–1940). М., 1998. назад

33 ГИМ ОР. Воскр. мон. № 133 (копией пользовался митр. Макарий, В. Пальмер); РНБ ОР. Ф. МДА. № 218 (копией пользовался Каптерев), Соф. № 1371 (см. выборочн. публ.: В Л-в. Взгляд Никона на значение патриаршей власти // ЖМНП. 1880. № 12. С. 233–267; Абрамович Д.И. Описание рукописей С.-Петербургской Духовной академии: Софийская библиотека: Вып. III. СПб., 1910. С. 56–58); БАН – список 1719 г. из собр. Антоние-Сийского монастыря (см.: Викторов А.Е. Описи рукописных собраний в книгохранилищах Северной России. СПб., 1890. № 150, 90); РГБ ОР: Колл. И.Д. Беляева № 37 (1551) (см.: Викторов А.Е. Собрание рукописей И.Д. Беляева. М., 1881. С. 22), Унд. № 417 (Викторов А.Е. Славяно-русские летописи В.М. Ундольского. М., 1870. № 417, 290), Унд. № 1411 (см. там же. С. 53; Филарет. Обзор духовной литературы: Изд. 3. С. 227–228; Djaparidze D. Mediaeval Slavic Manuscripts. Cambridge, Mass., 1957. С. 28–29. № 143–146). назад

34 См.: ЖМП. 1967. № 2. С. 24. назад


Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group